Вместе с бизнесом к комфортной жизни

Калугин

Комитет имущественных отношений, созданный слиянием двух ведомств – КУГИ и КЗРЗ, за 5 лет своего существования так и не сумел наладить эффективного управления имущественным блоком. Для исправления ситуации новое руководство Смольного призвало экс-главу земельного комитета Валерия Калугина. Он согласился ответить корреспонденту «Новостей малого бизнеса» на вопросы, которые волнуют и предпринимателей, и власть…

– Валерий Валентинович, какими были ваши первые шаги при вступлении в должность председателя КИО?

– Я начал с того, что разобрался с бюджетными потоками и процессами и финансовым состоянием имущественного блока. Проанализировал, что КИО делает для бюджета города, почему доходы падают, и что мы должны делать, чтобы исправить данную ситуацию. Кроме того, пытался понять, с чем связано негативное отношение бизнеса к имущественному блоку.

Наконец, когда увидел, сколько в очереди лежит пакетов документов (по 500-600 заявлений, за каждым из которых стоит человек) и сколько реального времени необходимо на их прохождение, мне стали понятны причины: действующие регламенты по предоставлению госуслуг и внутренние технологические процессы Комитета требуют кардинальных изменений. Поэтому вторым моим шагом стала разработка под каждую госуслугу и функцию эффективного регламента.

Сейчас мы меняем регламенты по основным услугам Комитета. Уже упрощены процедуры по предоставлению земельных участков без торгов в аренду для целей, не связанных со строительством, предварительному согласованию предоставления в аренду земельных участков, утверждению схемы расположения земельного участка на кадастровом плане территории, а также по предоставлению земельных участков в аренду на торгах, целевому предоставлению в аренду объектов нежилого фонда и целевой приватизации объектов в рамках 159-ФЗ. Но впереди еще очень большая работа, потому что КИО предоставляет около 90 государственных услуг и функций, на каждую требуется свой регламент.

По измененным регламентам мы уже работаем. В результате увеличили поток прохождения заявлений в 3-4 раза, по НТО – в 10 раз. Когда доведем систему до ума и переведем все в электронный вид, то никаких вопросов о том, где заявление и какова его судьба, у предпринимателя не возникнет, потому что все будет обрабатываться онлайн. Я считаю, что все наши действия заявитель должен в итоге видеть на своем телефоне.

Тогда и сотрудники вздохнут свободнее, и у них помимо текущей работы появится время на решение концептуальных задач: проведение инвентаризации, учета имущества, сверки расчетов…

– Следующий шаг – реорганизация?

– В ходе работы по корректировке регламентов хорошо видно, какое количество документов по каждой из процедур проходит, следовательно, можно точно определить количество людей, которые всем этим должны заниматься.

Надеюсь, мы завершим эту работу к июню, и станет понятно, сколько людей должно быть в штате для эффективного оказания каждой госуслуги. А после можно приступать к созданию оптимальной структуры Комитета: объединим сотрудников в профильные отделы и управления, закрепим их за заместителями председателя. Цель – создать эффективную, современную и оперативную структуру.

– Вы упомянули негативное отношение к имущественному блоку со стороны бизнеса. И, тем не менее, согласились возглавить КИО?

– Согласился. Потому что у меня есть желание исправить ситуацию и понимание, как это сделать. Для начала надо научить коллектив, чтобы он получал удовлетворение от принятия решений и работы.

Если коллектив не захочет работать, то я один ничего сделать не смогу. Прошло три месяца, и я вижу, что коллеги начинают перестраиваться. Нужно раскрыть творческий потенциал каждого из них, начиная со своих заместителей. Чтобы коллегам захотелось искать и принимать решения. Люди отвыкли это делать. Надо избавляться от привычки сидеть в ожидании приказов и резолюций. Беда в том, что последние 5 лет никто не принимал решений.

Вот если военнослужащий на поле боя перед каждым своим действием будет ждать резолюции, чем это кончится? Чиновник должен действовать также: каждый на своем месте должен принимать решения и нести за них ответственность. С этими мыслями я вернулся на госслужбу. Признаюсь, для перестройки работы Комитета потребуется время. Но городское правительство сегодня другое: оно хочет быть умнее, быстрее, хочет, чтобы качество жизни в Петербурге стало более высоким. И стремится к этому. Такой настрой свыше очень важен.

– Считаете ли вы, что назрела необходимость вводить аналог KPI (ключевые показатели эффективности) для чиновников? Какими эти показатели могут быть, например, для должностных лиц имущественного блока Смольного?

– Не считаю. Мы сами умные, честные, добросовестные, трудолюбивые – без дополнительных оценок, систем, коэффициентов и критериев. Другое дело – создание надлежащих условий для реализации человеком его потенциала. Если такие условия есть, то все очень просто. У каждого сотрудника есть своя должностная инструкция, где записаны его обязанности. Если он их выполняет хорошо – все нормально, если плохо – значит, не справляется. Я часто бывал в командировках, и нигде я не видел практики KPI.

– Но предприниматели долгое время обвиняли сотрудников КИО в непрофессионализме, считая это основной проблемой во взаимоотношениях с бизнесом…

– Профессионализм – это совокупность теоретических знаний и опыта, а также способность управлять и принимать решения. Чиновник должен постоянно учиться и овладевать знаниями. Уровень профессионализма сотрудников имущественного блока будем повышать. С теми, кто не хочет учиться, будем расставаться.

Планирую ввести систему, которая действовала в КЗРЗ: мы еженедельно проводили для начальников отделов семинары по законодательству, а раз в месяц принимали зачет. Чиновник должен быть юридически грамотен. Занятия будем проводить на системной основе: 2 академических часа. Чем больше чиновник владеет основами права, тем профессиональнее он работает. Если специалист не знает изменений в законодательстве, положениях, регламентах, инструкциях, он не должен работать в нашей сфере.

– В последние годы доходы от госимущества стабильно падали. Что предполагаете предпринять, чтобы сломать эту тенденцию?

– Чтобы зарабатывать деньги, надо уметь продавать. Земля, объекты недвижимости – это все товар. Товар надо предложить. Чтобы предложение было выгодным и актуальным, а спрос соответствующим, необходимо понимать плюсы и минуса предлагаемого товара, его потребительские свойства.

Поэтому для города очень важно «посчитать» и понять то, чем он владеет: провести полноценную инвентаризацию городского имущества, внедрить эффективную систему учета и сформировать актуальный реестр собственности.
Также для успешных продаж необходимы открытые отношения с контрагентами.

В результате, установив прозрачность всех процедур и повысив качество предоставляемых услуг, мы увеличим количество вовлекаемого в оборот городского недвижимого имущества и сможем наполнить бюджет Петербурга доходами, как от арендных платежей, так и от реализации недвижимости.

Быстрые процедуры, разумные цены, прозрачные условия – вот, что надо, чтобы людям было выгодно работать с КИО. Еще немного времени, и я уверен, люди пойдут. У нас уже готово 500 помещений для сдачи в аренду, 20 или 30 выставим в этом году на продажу.

– Предыдущий руководитель КИО планировал объединить все розничные рынки Петербурга под руководством одной компании Ginza Project. Каковы ваши намерения?

– В городе 14 рынков, 5 из них в частной собственности. Часть городских рынков работает, а другая требует интересных решений. Мне не очень хочется сравнивать нашу ситуацию с Москвой, но в Петербурге есть частный рынок на улице Ильюшина, где соседствуют и паркинг, и торговля, и рестораны, и фитнес-центр – отличная идея, на мой взгляд. Из рынка сделали центр притяжения, куда можно прийти всей семьей, оставить детей, что-то купить, заглянуть в ресторан пообедать, спортом позаниматься.

У города цель – функцию рынков сохранить. Потому что это история. Преобразования требуются. Сейчас речь не идет о том, чтобы какой-то одной компании отдать все государственные рынки, но 2-3 рынка хотим запустить на конкурсную процедуру для привлечения инвестора, чтобы они превратились в такие центры притяжения. Кроме того, надо развивать ярмарки, чтобы горожане могли приобретать сезонный товар из Ленинградской области.

– Главы районных администраций сейчас практически не имеют полномочий ни по поддержке малого бизнеса, ни по проверке деятельности предпринимателей, действующих на их территории. Как в таком случае должны строиться взаимоотношения между КИО и районами?

– Руководством города сегодня уделяется особое внимание управлению и контролю на местах, и мы начинаем активное взаимодействие с районными администрациями. Но есть администрации, которые постоянно в диалоге с комитетами, в курсе всех проблем, а есть такие, у которых одна позиция: «у нас нет полномочий».

В любом случае, я считаю, что у глав администраций должна быть полная информация, они должны быть включены во все процессы госуправления. Часть работы с городской недвижимостью, например, размещение НТО, мы обязательно должны делать совместно с коллегами из районов.

– Одна из серьезных городских проблем – незаконная торговля. Планируете ли вы победить эту гидру и каким способом?

– Будем бороться. Закрывать глаза на незаконную торговлю нельзя, конечно. Если предприниматель на аукционе выиграл право использования земельного участка, заплатил немаленькие деньги, потом купил торговый павильон, установил его, а рядом вдруг появляется павильон без каких-либо разрешений – это же неконкурентная среда.

То есть, мы – чиновники, не борясь с незаконной торговлей, нарушаем правила, которые сами же установили. Только не уважающий себя чиновник, может не обращать на такую ситуацию внимания.

– Нередки случаи, когда мобильный торговый объект организации-арендатора по тем или иным причинам отсутствует, а предназначенное ему место занимают нелегалы, причем наиболее выгодно сместившись в сторону. Представители ККИ, обнаружив сместившуюся торговую точку, выписывают штраф на организацию-арендатора. А почему бы не ввести механизм проверки на месте, не связаться с арендатором до того, как наказывать его и таким образом потакать нелегалу?

– Инициатива с правильным посылом, можно проанализировать. Мы, в свою очередь, планируем уже в ближайшее время ввести QR-коды в отношении всех городских объектов: помещений и НТО. Коды будут и на договоре, и на объекте с необходимым минимумом данных: ФИО пользователя или название юрлица, номер договора, срок аренды, вид деятельности.

Любой чиновник, полицейский, гражданин, приложив телефон, сможет эту информацию получить. Если такого знака нет, сведения передаются в ККИ, они выезжают и принимают меры. Наша задача ликвидировать незаконное пользование госимуществом не через полгода, а через неделю, а еще лучше – на следующий день. И в этом деле мы надеемся на взаимодействие с районными администрациями.

– Кстати, существующая тактика ККИ – это карать разносную торговлю при выявлении незначительных нарушений: например, схема размещения не учитывала сколы тротуара, или же сдвинуться торговой точке пришлось на 30 сантиметров из-за ремонтных работ на объекте городской инфраструктуры. Как быть в таких случаях? Карать или миловать?

– 30 см – это, конечно, перебор. Но, как показывает практика, не все всегда выглядит так, как описывает нарушитель, поэтому надо разбираться в каждой ситуации индивидуально.

Однозначно могу сказать, что, создавая благоприятные условия для бизнеса: продлевая договоры, сокращая количество процедур, мы рассчитываем на соответствующую обратную реакцию бизнеса. А это, в первую очередь, добросовестное исполнение условий договора и соблюдение установленных правил.

Например, если место выделено под одноэтажный павильон, а по факту построен трехэтажный магазин… Это как минимум нечестно по отношению к другим предпринимателям и к нам. И я сейчас говорю не о тех объектах, которые строились до 2007 года по действовавшим в то время нормативам. Правила едины для всех, их надо соблюдать. Но, повторюсь, что расторгать договор из-за 30 см. – перебор…

– С переездом в Невскую ратушу многие помещения, которые ранее занимали ведомства Смольного, освободились. Какие планы у КИО в отношении этих зданий?

– Сейчас объекты реализовываются в соответствии с ранее намеченными планами. Программу приватизации планируется расширять, уже поданы первые предложения.

– Поскольку рассматриваемая сейчас в Госдуме новая редакция федерального закона о торговле предусматривает участие государства в сфере мелкорозничного предпринимательства, планируется ли организовать в Петербурге госбизнес по торговле на улицах, включая производство НТО, их подключение к инженерным сетям, наем обслуживающего персонала – от управляющих до продавцов?

– Мы, безусловно, способны разрабатывать собственные системы. Лично я противник того, чтобы государство занималось торговлей в ларьках. Но применения данной практики в Петербурге возможно. Поэтому можно проанализировать данный вопрос по результатам утверждения такой возможности на федеральном уровне.

– Как реализуется 159 федеральный закон о выкупе помещений? Много ли госимущества перешло в собственность предпринимателей за время его действия и сколько перейдет им в этом году?

– Двери открыты, ждем покупателей. Излишние согласования сокращены, поэтому, если предприниматель подходит под требования 159-ФЗ, у него нет долгов, то ничего не мешает обратиться с заявлением на выкуп арендуемого помещения. Пока есть возможность, я считаю, что надо приватизировать.

Динамика на сегодняшний день хорошая – уже поступило более 150 заявок. Для сравнения: в 2018 году за аналогичный период их было почти в 4 раза меньше. Самих договоров купли-продажи заключено 42 на 460 млн руб. Напомню также, что последними изменениями в 159-ФЗ введено бессрочное право выкупа арендуемого имущества, отменена привязка к дате, по состоянию на которую оно должно находиться в аренде у предпринимателя для реализации им преимущественного права выкупа. Таким образом, в перспективе может быть приватизировано порядка 7,8 тысяч городских объектов.

– Подводя итог нашей беседе, что бы вы хотели сказать в заключение?

– Мы достаточно активно начали. Задача: в этом темпе продолжать. Тогда и доходы увеличим, и работать как следует научимся, и бизнесу дадим возможность процветать. Когда предприниматели имеют возможность работать, мы получаем как результат не только доходы от арендной платы, но и налоги, и рабочие места. Все вместе мы должны построить нормальный современный город, в котором приятно работать и комфортно жить. Санкт-Петербург должен стать первым в России по экономике.

Лилиана ГЛАЗОВА

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Патриотикус
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: