Пугают запросы на черные списки

Александр Абросимов

Петербургский бизнес-омбудсмен Александр Абросимов рассказал «Новостям малого бизнеса» об угрозах и перспективах 2018-го года

– Александр Васильевич, в 2017-м году много говорилось о доверии бизнеса и власти. По вашим наблюдениям, события последних месяцев его повысили или понизили?

– В этом году наша страна поднялась на 35-е место рейтинга Doing Business, а это все-таки говорит об определенном уровне доверия к властным институтам. Но если смотреть глобально, то для полного доверия необходимо время. Думаю, оно еще не наступило, и долго не наступит. Хотя очевидно, что за этот год власть стала более открыта бизнес-сообществу: появились новые дискуссионные площадки, создан штаб по преодолению административных барьеров.

Остались вопросы, связанные с реализацией процедур оценки регулирующего воздействия, но губернатором уже принято решение об обязательном прохождении нормативных изменений через ОРВ. В 2018 году все предложения бизнеса, не нашедшие отражения в итоговых документах, будут обсуждаться на согласительном совещании с участием бизнес-омбудсмена.

– Изменится ли порядок встреч чиновников с предпринимателями?

– Прежде всего, КИО планирует создать несколько открытых площадок для консультаций коммерсантов, чтобы не ограничивать их Управлением на проспекте Стачек. Также ежемесячный прием заявителей ведет заместитель председателя Комитета Александр Семчуков на площадке аппарата Уполномоченного по защите прав предпринимателей.

Хочу отметить, что руководство КИО проводит достаточно открытую политику диалога с бизнес-сообществом.Например, на XV Форум субъектов малого и среднего предпринимательства приехали оба заместителя председателя Комитета. Ранее увидеть чиновников имущественного блока на подобных мероприятиях было сложно.

– Вам не показалось, что Александр Семчуков приехал, чтобы в очередной раз озвучить позицию КИО, только в другом интерьере?

– Любая встреча, где стороны открыто обмениваются мнениями, крайне важна. Ведь люди часто принимают решение с учетом полученной информации.

Разумеется, диалог бизнеса и КИО складывается непросто, ведь следует признать, что и предприниматели тоже не всегда выступают добросовестными партнерами города. Например, сегодня сотрудники Комитета через суд пытаются снести объект, который должен торговать прессой, а торгует шавермой. Что остается делать? Со своей стороны мы выйдем с инициативой возможной «временной рассрочки» для подобных случаев. Необходимо, чтоб у человека была возможность самостоятельно убрать объект, не дожидаясь приезда ЦПЭИГИ.

К сожалению, здесь уже городские комитеты зачастую допускают нарушения, не всегда уведомляя бизнес надлежащим образом. Хотя предпосылок у такой ситуации мало. Если раньше контролеры могли сослаться на отсутствие предпринимателя по месту регистрации, то сегодня налоговая строго следит за фактическим местонахождением своего агента. Поэтому ничто не мешает узнать его адрес.

– Традиционный вопрос: изменилась ли структура обращений в адрес петербургского бизнес-омбудсмена?

– По количеству обращений все еще лидирует сфера кадастровых отношений и имущественных прав, зато кратно снизились проблемы с подключением к энергосетям. Возникает много нареканий в адрес правоохранительных органов: бизнес жалуется на изъятие сотрудниками МВД необходимых для работы документов и компьютерной техники в качестве вещдоков, а также сомнительные, с точки зрения обоснованности, проверки, парализующие работу компании.

Предприниматели получают письма с требованием о предоставлении правоохранительным органам документации за последние три, пять, десять лет, при этом в таких письмах не указывается надлежащее обоснование этих требований. Оперативники часто запрашивают информацию, которая содержится в открытых источниках, или ту, которую они могут получить в порядке межведомственной переписки.

– Какие явления 2017 года вы бы назвали угрозой для бизнеса в году грядущем?

– Прежде всего, это предполагаемые налоговые изменения – я имею в виду налог на движимое имущество. Введение дополнительного сбора особенно затронет бизнес производственной сферы, который располагает основными фондами со значительной стоимостью.
Заденет коммерсантов и увеличение тарифов на электроэнергию, и противоречивая система автоматического весогабаритного контроля. Сегодня проект реализуется в трех пилотных зонах, а с января распространит действие на все субъекты.

Участники рынка неоднократно отмечали, что система не отлажена и может фиксировать мнимый перевес, даже если грузовик соблюдает весовые параметры. Это повлечет огромные штрафы, следовательно, ляжет дополнительной нагрузкой на предпринимателей.
Существенная угроза, затрагивающая все сферы бизнеса – практика применения закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». Я говорю о «черных списках», куда заносят компании, чьи денежные операции банковская система посчитала подозрительными и заблокировала. Правовых механизмов отзыва коммерсантов из этих списков до сих пор нет, ожидается, что они появятся лишь под конец года. Получается, что работа бизнеса искусственно парализуется, ведь открыть счет в другом учреждении коммерсанты тоже не могут: информация едина для всей банковской системы.

– Как малому бизнесу защититься от необоснованных подозрений?

– Никак, поскольку коммерсант не может обжаловать решение банка в судебном порядке. Он ведь даже не получает документ об отказе в обслуживании: его компания просто находится под подозрением. Повторюсь, что к концу года должны появиться механизмы правового разрешения данной коллизии. Каким образом их будут применять на практике, скорее всего, станет понятно уже в 2018 году.

Вообще, меня пугает нарастающий запрос нашей страны на всякого рода «списки»: они появились в банках, о них говорят в «Аэрофлоте», «РЖД». Я не понимаю, как можно без судебного решения ограничивать право пользования частной собственностью, распоряжением денежными средствами?

Даже суды в отсутствие ответчика теперь вольны рассматривать дела. Недавно ко мне обратилась предприниматель, у которой списали 80 тысяч рублей со счета. Оказывается, таким способом было исполнено взыскание по административному правонарушению 2016 года, о котором она не догадывалась. Со слов заявительницы, представители Комитета по печати наложили штраф за вывеску и не уведомили ее об этом. Подобная практика, наряду с этими «черными списками» – довольно тревожный симптом.

По-моему, взаимоотношения государства и бизнеса должны исходить из принципа равных возможностей, а у нас происходит сдвиг в одну сторону.

– Если вернуться к региональному уровню: насколько затронет потребительский рынок намерение властей Петербурга убрать киоски на 100 метров от метро? Сегодня проект активно обсуждается, но цифры потенциальных пострадавших разнятся.

– Согласно официальному ответу КИО, речь идет о 330-ти НТО. По данным бизнес-сообщества, введение «зоны отчуждения» уничтожит более тысячи объектов.

Недавно губернатор попросил исключить из перечня киоски, реализующие цветочную, печатную продукцию, театральные билеты, а также объекты, стоящие через дорогу или во дворах. При этом договор с владельцем НТО будет прекращаться лишь по истечении срока аренды. Сегодня город активно прорабатывает тему предоставления альтернативных мест, и я надеюсь, что предпринимателям предоставят участки взамен утраченных.

– У вас, как у омбудсмена, не вызывает вопросов «антитеррористическая» трактовка ликвидации земельных участков в Схеме размещения НТО?

– Скорее здесь сработал фактор несанкционированной торговли, нежели контртеррористические меры. Палатки с ящиками, которые, увы, никуда не делись, вызывают раздражение у горожан. Это раздражение перекидывается и на честный бизнес, хотя я уверен: с исчезновением нелегалов, уйдет и недовольство.

Не секрет, что недобросовестные торговцы сегодня большей частью работают у метро, затрудняя проход пассажиров. Возможно, из-за них и было принято радикальное решение – вообще убрать торговлю. Предполагается, что так будет легче всех контролировать. Опыт Сенной показал: площадь действительно преобразилась в лучшую сторону, и нелегалов там почти нет.

– Проект ввода государственных НТО перехватит часть рынка у нынешних участников?

– Вообще, чем выше конкуренция, тем лучше потребителю. Если выход на рынок государственных НТО произойдет в честной конкурентной борьбе, то я могу оценить это с положительной стороны – в том числе и для бизнеса. Зачастую предприниматели не имеют возможности или желания заниматься установкой собственного киоска. Они остаются в вакууме, а иногда подаются в нелегальную торговлю.

Сегодня в городе продолжается спор: имеют ли право владельцы НТО сдавать их в аренду или нет? Я считаю, что бизнес нельзя закручивать до последней гайки: люди не получали НТО по преференциям, а приобретали их самостоятельно, заплатив при этом за аренду участка. Но если вопрос будет решен в пользу КИО, предприниматели смогут арендовать киоски у города. Не исключаю, что в этом случае коммерсант сможет оперативно начать деятельность: для этого ему нужно будет лишь выиграть аукцион.

– Аналогичный опыт столицы показал, что 50% аукционов выигрывали крупные компании.

– И что вы предлагаете? Вернуться к ручному управлению рынком и не проводить торги? Или раздавать участки тем, кто больше понравился? По-моему, мы это уже проходили. Сегодняшний критерий – платежеспособность. Я не вижу стремления Смольного взять и заменить все частные киоски – государственными. О том, что это произойдет в 2018 году, говорить преждевременно, потому что, по моей информации, в городской бюджет такая строка не заложена.

Беседовала Алла СЕРОВА

Фотография предоставлена пресс-службой Уполномоченного по защите прав предпринимателей в Санкт-Петербурге

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Патриотикус
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: