Повелители мух

Несколько лет назад генеральный директор ООО «Первый корпус Апраксина двора» Ирина Иванова пошла защищать права собственников в петербургское Законодательное собрание по линии КПРФ. «Левая» классовая природа коммунистов к тому времени была уже окончательно размыта, поэтому на фоне «диктатуры» сетей и многолетней зачистки их младших конкурентов, вакантное место нового пролетариата логично занял малый бизнес. О том, как совместить концепцию социальной справедливости с базовыми ценностями капиталистического мира, и почему право на достойное отношение малому предпринимателю каждый раз приходится доказывать экономически, «Новостям малого бизнеса» рассказала участник комиссии по промышленности, экономике и собственности городского парламента Ирина Иванова.

О «ГОСЛОХОТРОНЕ»
– За последние годы бизнес стал умнее и опытнее, – заметила собеседница издания. – Предприниматель уже четко понимает, что можно, а что нельзя. И не намерен вставать «на те же грабли». Но все же есть случаи, которые я называю «гослохотроном». Вот один бизнесмен построил временный торговый объект с превышением параметров на 30 метров. Обратился в КУГИ, чтобы легализовать их. Там сказали – «согласуйте увеличение участка в Земельном Комитете (на тот момент он не был упразднен), внесите в схему размещения измененный объект, а после – поправки в договор аренды».

За два года коммерсант все согласовал, подал заявление на изменение договора и его продление. Но получил отказ с мотивировкой «истечение срока договора и нарушения условий договора из-за превышения параметров». Считаю, такие действия обманом. Предприниматель воспринимает это как лохотрон. Сказали бы сразу – даже не пытайся. А так обманули на время и деньги. Сейчас таких примеров стало меньше.

– Таких негласных договоренностей?

– Да, в том числе. Бизнес стал образованнее: он не только митингует, а еще юридически и экономически отстаивает свои права и требования. Например, сегодня создана рабочая группа по параметрам НТО: мы производим экономическое обоснование параметров объектов для различных видов деятельности с точки зрения рентабельности бизнеса. Вначале предприниматели не совсем понимали, для чего нужна эта работа. Но в итоге власть начала прислушиваться, и «негласно договариваться» стали меньше.

– На ваш взгляд, за последние годы властям Петербурга удалось добиться комплексного подхода в решении проблем малого бизнеса?

– Проблемы малого бизнеса системные, решаются медленно и вязко. Например, более восьми лет не решен вопрос с подключением мощностей. Есть, конечно, серьезные подвижки. Уже этим летом мощности должны быть закреплены за государственными помещениями. Но сама проблема не исчезла. Присоединение к энергоресурсам – вопрос экономический. Зачастую для малого бизнеса он граничит с выживаемостью предприятия. Ведь суммы вложений в инженерную инфраструктуру могут быть несовместимыми с дальнейшим развитием.

Разумеется, некоторые вопросы все же решаются, потому что проблема общая и предприниматели действуют сообща. Но это точечное решение. В целом небольшие компании государству по-прежнему неинтересны. Они как назойливые мухи, которых много и которым все время что-то нужно. Намного проще решать вопросы с крупными предприятиями.

Но нельзя забывать о главном. Малый бизнес – это реальный сектор экономики, приносящий в бюджет Города около 30% доходов. И пренебрегать им, мягко говоря, неразумно.

– Одна из ваших идей – введение системы государственных магазинов как возможной конкуренции сетям. Насколько проект реализуем и как вы встроите в цепочку государственного магазина небольшие компании?

– Я хочу особо подчеркнуть, что речь идет о блоке законов, касающихся продовольственной безопасности страны. Торговые сети, пользуясь доминирующим положением, влияют на доступ производителей на рынок сбыта. Они диктуют условия для договора поставки, устанавливают розничные цены и свои бонусы, загоняющие производителей за грань рентабельности.

Мелкорозничная торговля в том виде, в котором она осталась в городе на данный момент, не в состоянии обеспечить достойную конкуренцию сетям. А значит, не может корректировать цены.

Единственным выходом из сложившейся ситуации мы считаем создание государственных и муниципальных магазинов. Такие магазины рассчитаны на работу без прибыли и с минимальной наценкой. Они не направлены на заработок на населении. И значит, позволят нам обеспечить рынок сбыта для малых производителей сельхозпродукции, которые не интересны торговым сетям как поставщики. Ну и конечно, мы сможем обеспечить население города отечественной продукцией по низким ценам производителей.

Сейчас проект получил одобрение в Комиссии по промышленности, экономики и собственности, и скорее всего, будет принят Законодательным собранием. Потом он, надеюсь, отправится в Госдуму.

ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ ИДУТ НАЛЕВО
– Опросы показывают, что сегодня у предпринимателей, как ни странно, пользуются популярностью партии с левой направленностью. Как вы думаете, почему?

– Во-первых, популярность эта возникла не на пустом месте. Прежде всего, мы долгие годы зарабатывали авторитет в среде малого бизнеса, защищая их права. Во-вторых, предприниматели для нас – это великие труженики. Если хотите – новый пролетариат, который трудится 24 часа в сутки и платит налоги. Они не вывозят деньги и семьи за границу, не имеют оффшорных счетов. Они вкладывают средства в нашу экономику. Это самый патриотичный бизнес. Мы их уважаем, и предприниматели это понимают.
– Но почему все-таки КПРФ? Партия с репутацией…

– С какой такой репутацией?

– С коммунистической.

– Понятно. Коммунистическая партия в России существует более века. В настоящее время историю пытаются переписать, пересмотреть, переделать. А вместе с тем пытаются «переосмыслить» нашу репутацию. Нам припоминают только репрессии. Но я убеждена, что историю своей страны нужно знать доподлинно и целиком: не только отрицательные, но и положительные стороны.

Исторические достижения социализма мы знаем очень хорошо, а что нам дал этот олигархический капитализм, в котором мы сейчас живем? В каком состоянии наука, образование, медицина, ЖКХ, космос?

Да, мы защищаем право собственности, и это никого не удивляет. Но меня удивляет другое: почему это теперь делаем только мы? Почему остальные партии к нам не присоединяются? Может, не хотят в один ряд становиться?

– Вы бы встали в один ряд с новой Партией Роста?

– Нет, мы стоим на слишком разных позициях с ее лидерами. Я русский человек и для меня ближе всего идея социализма, идеи социальной справедливости, поэтому пришла в КПРФ личностью состоявшейся и осознанно. Что же касается новой партии, как я понимаю партии предпринимателей, то я не видела, что сделала Оксана Дмитриева для бизнеса здесь за последние пять лет. Может быть, вы напомните?

Я могу вспомнить только митинг в защиту коммерсантов в 2010 году, на который пришло пятьдесят человек. Кстати, десять из них – мои коллеги. Правда, тогда Оксана Генриховна была в «Справедливой России». Авторитет заработать сложно, это многолетний труд. Мой стаж общественной работы с малым бизнесом – почти десять лет. Десять лет для того, чтобы меня признали и поверили. У Партии Роста такого авторитета нет. Про Бориса Титова ничего не могу сказать, возможно, его дела видны в столице, но не у нас.

НЕЛЕГАЛЫ
– Смольный в лице профильного Комитета и губернатора Георгия Полтавченко настаивают, что нелегалы – все, с кем не продлен договор аренды. Все они оказались в списке ЦПЭИГИ, который был обнародован, правда, как перечень легальных объектов, которые власть хочет снести. С другой стороны, бизнес-омбудсмен Александр Абросимов уверен, что в кризис договоры нужно продлевать, чтобы поддержать бизнес на плаву. На чью сторону вы бы встали в этом споре?

– Это я обнародовала этот список. Мне его прислали на почту, но никакой договоренности о секретности с исполнительными органами государственной власти не было. Поэтому я решила, что его должны видеть все.

По моим данным, около 80% объектов в этом перечне – это те, с кем у города были заключены договоры аренды на не­определенный срок. Либо те, с кем договор расторгнут, но люди продолжают платить аренду. Многим предпринимателям прислали отказы в продлении по формальным основаниям. И они, исправно платившие все эти годы, стали нелегалами. Нет никаких внятных объяснений, почему договор расторгается.

Я понимаю, если участок планируется использовать для прокладки новой дороги или для важного городского строительства. Но если одного коммерсанта выгоняют только для того, чтобы участок пустовал или чтобы выставить его на торги и пустить туда другого предпринимателя, это, по-моему, неправильно. Это не государственный подход.

Поэтому я и предложила создать конфликтную комиссию при вице-губернаторе Михаиле Мокрецове, чтобы разобраться с каждым отдельно. Этими пятьюстами точками надо заниматься. А заниматься ими, по сути, некому, ведь все районные агентства разогнали. И какой инспектор сегодня знает, что находится на его территории?

– В КИО говорят, что абсолютное большинство объектов из этого перечня возведены на городских участках вообще без оформления договоров. То есть путем самозахвата…

– КИО немного лукавит, у меня есть обратная информация: большинство там – с расторгнутыми договорами аренды. При этом я не нашла в этом списке многие незаконные объекты, которые мы уже неоднократно сносили. Но они возвращаются на прежние места и продолжают успешно работать. На зависть своим менее удачливым коллегам, с которыми по формальным основаниям (например, непредставление договора о вывозе мусора) наши власти решили расстаться.

Вы знаете, что такое самострои? Это незаконный объект торговли, расположенный на самых людных местах, обычно там, где запрещено – у метро. Они не платят аренду, штрафы, налоги, поскольку субъекта отношений нет. А значит, нет и объекта.

Штрафовать некого, к ответственности привлекать некого. При этом все «левые» точки почему-то подключены к энергоресурсам. А легальные предприниматели годами не могут добиться подключения к сетям. В течение четырех с половиной лет я воевала с нелегалами. Обращалась и к властям, и к энергетикам.

Вы бы видели ответы Ленэнерго двухлетней давности по несанционированному подключению незаконных ларьков к электроснабжению! Они мне писали, что отключить их можно только в случае отсутствия электороэнергии в сетях. То есть, через какие организации и как эти ларьки подключились – неизвестно. Это, мол, не наша компетенция. Сама иди, ищи рубильник и отключай нелегалов. А нам оно не надо, – пишут они мне. Понимаете, какое издевательство?!

СТРАШНЫЙ СОН МАКСИМА РЕЗНИКА
– Этой весной ваш коллега Максим Резник предал огласке некий «список 13-ти», в котором якобы состоите и вы. Депутат утверждает, что по всем перечисленным ведется «предвыборная проработка» со стороны спецслужб. Фигурирование вашей фамилии может быть как-то связано с принципиальной позицией в вопросе отстаивания прав малого бизнеса?

– Нет, здесь вообще ничего ни с чем не связано. Это обыкновенная провокация. Даже если какая-то разработка и ведется, то вряд ли Максим Львович обладает доступом к такой информации. По-моему, коллега просто взял и все придумал. Что значит разработка? Это значит, что я совершила какое-то преступление. Но я никаких преступлений не совершала. Поэтому это либо фантазия Резника, либо просто его страшный сон.
Беседовала Алла СЕРОВА

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Патриотикус
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: