Перед «самоубийством» Европы

Перед «самоубийством» Европы

«Тот иностранец, который посетил бы Санкт-Петербург в 1914 году, перед самоубийством Европы, почувствовал бы непреодолимое желание остаться навсегда в блистательной столице русских императоров… Никто не мог бы ошибиться относительно национальности этого города, который выписывал шампанское из-за границы не ящиками, а целыми магазинами», – писал великий князь Александр Михайлович, дядя последнего российского императора.

Скоро обрушится лавой июль 1914 года. Позади «маленькая» «победоносная» война. Русско-японское военное столкновение осталось одной из позорных страниц истории, о которых хочешь забыть, но не можешь. На и без того несвежей сорочке батюшки-царя осталось очередное бордовое пятно – Кровавое воскресение. Такое не забывается, вне зависимости от мировоззрения. Отзвенела цепями по мостовой Первая русская революция – 1905 года. Кабинетно прошелестел Третьеиюньский переворот. После кардинальных потрясений должен был бы наступить губительный застой, однако Российская империя развивается небывалыми темпами. На весну 1914 года пришлась реплика британского журналиста, литератора и драматурга Мориса Бэринга: «Не было, пожалуй, еще никогда такого периода, когда Россия более процветала бы материально, чем в настоящий момент, или когда огромное большинство народа имело, казалось бы, меньше оснований для недовольства».

Бэринг делился переживаниями от Русско-японской войны с читателями лондонской «Morning Post». Будет писать корреспонденции по время Первой Мировой. Вообще же – фигура прелюбопытная. Прежде всего, как источник иного взгляда – Морис, потерпевший неудачу в строительстве дипломатической карьеры, много путешествовал по России.

Его заметки о стране, безусловно, интересны и теперь: «Россия – страна: где прогресс намеренно задерживается и подвергается всевозможным препятствиям; страна, управляемая случаем, где все формы администрации произвольны, ненадежны и мешкотны; где все формы деловой жизни громоздки и обременены канцелярской волокитой; где взятка – необходимый прием в деловой и административной жизни; страна, отягощенная множеством чиновников, которые в общем ленивы, подкупны и некомпетентны; страна, где нет политической свободы и элементарных прав гражданина; где даже программы концертов и все иностранные газеты и книги подвергаются цензуре; где свобода прессы стесняется мелкими придирками, а издатели постоянно штрафуются, иногда арестуются; где свобода совести стеснена; страна плохого управления; страна, где есть всякое попустительство и нет закона; где всякий действует, не принимая во внимание соседа; где вы можете делать все, что угодно, и не можете критиковать ничего; и где единственный способ показать, что у вас есть мужество иметь свои убеждения, состоит в том, чтобы провести ряд лет в тюрьме; страна крайностей, нравственной распущенности и экстравагантного потворства самому себе».
перед самоубийством
Золотая лихорадка

И, тем не менее, экономический подъем. Стоит обратиться только к статистике, чтобы это понять. Валовый продукт с 1910 года увеличивается на 10-20% в год. Если проводить аналогии на современность, можно заметить, что и теперешний Китай не демонстрирует подобных показателей. Отечественный экспорт по всем показателям превышает импорт заграничных товаров.

И еще одна черточка: Россия – аграрна до мозга костей. Крестьяне составляют многочисленнейшее сословие империи. Если обратиться к цифрам – на 1900 год население Петербурга составило 1 млн 440 тыс. человек, из них 718 тыс. крестьян, пришедших из 53 губерний (шли с товарами и на заработки). Говоря о рабочих, хочется воспользоваться метким выражением Льва Лурье – «были заперты в социальном гетто». Однако с новыми, по сути – западными реформами, патриархальная Русь отступает. При этом накануне войны в Петербурге – более тысячи начальных училищ. Развиваются СМИ. В начале XX века в городе издавалось 40 газет и 140 журналов. Действуют 20 рынков, более тысячи средних и крупных заводов и фабрик. Одна пятая иностранных капиталов, вложенных в российскую промышленность, аккумулирована в Петербурге.

Несколько слов о столичной бирже, роль которой к рубежу веков серьезно усилилась. В 1912 году на ней размещено акций на сумму 222 млн. рублей. И день ото дня стоимость таковых повышалась. С началом войны это достижение быстро рухнет. На бирже отметят откровенную панику, многим игрокам будет светить разорение. В 1914 году ее и вовсе закроют.

В обществе – золотая лихорадка. В записях великого князя Александра Михайловича находим: «Адвокаты, врачи, педагоги, журналисты и инженеры были недовольны своими профессиями. Казалось позорным трудиться, чтобы зарабатывать копейки, когда открывалась полная возможность зарабатывать десятки тысяч рублей посредством покупки двухсот акций Никополь-Мариупольского металлургического общества».

Страховые общества

Страхование в России развивалось всегда слабо, но планомерно. Явление, как мы помним из курса истории, возникло по указу Екатерины Великой в 1786 году. Тогда создали Страховую экспедицию, принимавшую «на страх» строения. При императоре Павле была учреждена Контора по страхованию товаров. В 1826 году банкир Л.И. Штиглиц организует частную акционерную страховую компанию; в 1827 открывается АО для страхования от огня (с 1900 года располагалось на Большой Морской, 40). С 1844 года страхуется транспорт. В 1870 отрывается знаменитый «Русский Ллойд» – морское, речное, сухопутное страхование. С середины 80-х годов XIX века в Петербурге заметно представлены филиалы иностранных страховых обществ: «Эквитебль», «Нью-Йорк», «Урбэн».

К 1913 году в Петербурге имели штаб-квартиры четырнадцать акционерных страховых компаний (не принимая в расчет филиалов трех иностранных). Самое популярное направление – страхование жизни. С 1905 года наряду со страховыми обществами подобную услугу предоставляют и государственные сберегательные кассы. К 1909 году, например, было заключено 2273 договора на случай смерти (сумма – 4089 рублей). Причины популярности – невысокие тарифы и отсутствие медицинского освидетельствования. В 1918 году страхование будет объявлено государственной монополией, а компании народившаяся власть национализирует.

Банки

Развивались, как принято в этих землях, «своим путем». Если кредитные западноевропейские банки – плоть от плоти частные, то в России они зарождаются как часть государственного механизма, при его одобрении, вспоможении.

До середины века можно наблюдать придворные банкирские дома (Томсона, Штиглица, Миллера и др.). Долгое время развитию банковского дела не благоволило хозяйственное устройство страны, основанное на крепостничестве. Если сводить до банальности – не было предпосылок для становления капиталистических отношений. Частная кредитная система при таком положении существовать могла весьма условно. Лишь в 1864 году учреждается первый коммерческий банк. В Петербурге (и, в целом, империи) появляется сеть негосударственных финансовых компаний. Сфера регламентируется. К 1873 наметился бурный рост банков, их насчитывалось до сорока. Но затем последовал кризис. Порядок в сферу привносят меры, предпринятые Сергеем Юльевичем Витте. Развиваются сберегательные кассы. Возрастают вклады в деньгах и процентных бумагах.

В первом десятилетии ХХ века Петербург насчитывал порядка 567 банков, акционерных и кредитных обществ, 5 товарных бирж. С государственным переворотом все кредитные учреждения национализируют большевики. Обобщая же, обратим внимание: на начало века приходится колоссальный рост капиталистического движения. Количество потребительских и сельскохозяйственных обществ, кредитных кооперативов, увеличивается в десятки раз. Такое своеобразное русское экономическое чудо.

Бани

Петербургские бани традиционно имели зычное название. Чаще всего они носили имена владельцев – бани Таля (набережная Мойки), Щербакова (Воскресенская набережная), Клармана (Обуховский проспект).

Ближе к концу XIXвека бани получают топографические наименования – Троицкие, Финляндские, Василеостровские и др. К 1860-м в Петербурге насчитывалось около сорока коммерческих «помывочных». Их, как водится, было два сорта. Для дворян (здесь использовали воду Невы), «чистой публики» и для более простого люда (использовались воды Пряжки, Екатерининского канала). К 1871 году на Неве стояло 18 бань, на Фонтанке – 7, на Ждановке – 3 (общее число заведений в 1874 году – более трехсот). Лишь некоторые снабжались невской водой, поступавшей по трубам Акционерного общества петербургских водопроводов. Невскую водицу развозили в белых бочках, а добытую из Мойки и Фонтанки – в желтых и зеленых. Для торговых бань был назначен показатель вместимости – минимум 50 человек, максимум – 120. С владельцев «помывочных» казна получала налоги (только в 1848 году они принесли дохода 247000 рублей серебром).

Отрасль развивалась бурно. С 70-х годов появляются роскошные бани, как Воронинские – с мраморными бассейнами, собственным артезианским колодцем, номерами и прочая, и прочая. К началу века продолжается строительство новых банных домов. В банях встречаются герои Салтыкова-Щедрина, Чехова, Крестовского. А значит, заведения прочно вошли в обиход. С началом войны заведения претерпят убытки. Теперь спросом будут пользоваться фронтовые переносные бани.

Цирюльни

Их было исключительно много. Но по пальцам одной руки можно было пересчитать первоклассные. Подавляющее большинство представляли из себя ровно одно: крохотное помещение на несколько мест. Самые обычные стулья «превращали» в специальное оборудование, прикручивая кожаные подголовники. Представление об этом заведении может дать полотно Марка Шагала «Цирюльня» (1914 год).

Бытовало разделение на мужских и женских парикмахеров. Дамский цирюльник мог пощеголять куцым глоссарием французского языка. Французские же слова стремились добавить к вывеске, дабы обозначить высокий класс и приближенность к европейской традиции, что забавляло: «Coiffeur Michel» или «Coiffeur Jean». Но, повторимся, в начале века цирюлен в Петербурге великое множество.

Лавочная торговля

Живет и процветает. Торгуют всем. В отчете санитарных врачей С. -Петербургского губернского земства за 1906 год находим: «Говоря о продаже съестных припасов, нельзя обойти молчанием продажи их с лотков на улице. Перед Путиловским заводом каждые две недели в дни получки денег устраиваются на протяжении многих улиц целые базары, где можно найти все. Торговцы большей частью являются из города и привозят с собой все, что забраковано там. Особенно большие торги бывают перед рождеством и пасхой, и здесь требуется усиленный контроль, так как нередко приходится уничтожать тухлое мясо, гнилые свиные и телячьи головы и т.п.».

Торговля телом

В дореволюционной России власть держала надзор за проституцией. Сказать, что торговля телом не процветала – значит нагло соврать. На начало века только легально в Петербурге работало около пятидесяти публичных домов, а Врачебно-полицейский комитет, контролирующий «уличных девок», обладал перечнем из 650 билетных проституток. Да, легальных «жриц любви» делили на два цеха: билетные (служащие публичных домов) и бланковые (трудящиеся единолично). Львиная доля работниц такого труда – крестьянки (более 60%). Остальная доля представлена, как правило, мещанками (около 30%) и, в крохотной мере, дворянками. Почти 70% в возрасте от 16 до 25. Детская проституция преуспевает. Чаще всего – при гостиницах. Особенно выделяются заведения «Лондон» и «Черногорье». По части заработка – такая проститутка за месяц могла получить более 90 рублей.

Торговля телом едва ли не единственный бизнес, который не загнулся, а пуще прежнего расцвел с началом Первой Мировой. Представители Врачебно-полицейского комитета констатировали: число тайных проституток не поддается учету, но, по всей видимости, огромно.

Полиция перманентно устраивает профилактические рейды. Однако притонов и борделей в городе – великое множество.

Купечество

Испокон веку было завязано на торговле – и на рубеже веков это коммерческая доминанта среди иных видов деятельности. Содержит торговые дома, магазины, лавки. В деле соединялись, зачастую, оптовая и розничная торговля. Сфера росла. Ее наводняли услуги. Кроме того, купцы содержат меблированные комнаты, гостиницы, ренсковые погреба, рестораны. В 1905 году появляется политический выразитель интересов сословия – партия прогрессистов. Правительство поощряет купчин, в том числе, к тратам на госнужды. Присваивает награды. Купец 1 гильдии П.И. Лелянов в 1909 году награжден орденом св. Станислава, а 1913 – св. Анны (ордена I степен).

У купечества есть амбиции выбиться в главенствующее сословие, но это несбыточные мечты. Тем не менее, к 1917 году оно насчитывает около 230 тысяч человек (помимо торговли, правда, занимающихся промышленностью, транспортом, добычей золота). Первая мировая война крайне негативно сказалась на купечестве. Особенно – периферийном. Так, в Вологодской области на военный период пришлось остановить производство на пивоваренных, лесопильных и других заводах. Банально – из-за отсутствия рабочих рук.

В 1917 году большевики упразднят сословие наряду с прочими.

Итоги

Развивающийся в начале века быстрыми темпами бизнес сулил серьезный подъем державы. Все достижения были перечеркнуты в 1914 году. Заниматься предпринимательством в военные годы было неимоверно трудно, компании терпели убытки. Не будем забывать о законодательстве. Военное время диктовало свои законы – реквизиции продовольственных запасов, проводилось принудительное отчуждение сырья. Кроме того воспретили вывоз за границу лошадей, хлеба, мяса, овощей и других продуктов, а также различных видов промышленного сырья. Все промышленные предприятия обязали в первую очередь выполнять военные заказы (размещение таковых проводилось в принудительном порядке). Увеличились налоги – как прямые, так и косвенные (в том числе – на товары первой необходимости: сахар, спички, керосин). В 1915 начались перебои в снабжении продуктами питания городов – Петрограда и Москвы (взлетают цены, остается лишь говорить о дороговизне). В 1916 году приняли постановление о введении продразверстки. Устанавливалась карточная система для населения. В этих условиях предпринимательство могло только чахнуть. Хотя исключения, вроде публичных домов, имелись.

P.S. На масленой неделе, 24 февраля 1914 года императрица Мария Федоровна дала последний в истории России бал по большому этикету – в Аничковом дворце. Посвящено торжественное мероприятие было совершеннолетию великих княжон.

Михаил Берг, «Новости малого бизнеса», иллюстрации https://lib.rus

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Патриотикус
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: