На такси в XXI век

На такси в XXI век

Мало, кто знает, но в Петербурге существует специальный сервис такси для людей, не способных самостоятельно куда-то уехать…

Этот необычный бизнес – «Транспортная Служба «XXI век» – начался в 2012 году. С личного печального опыта перевозки его создателя, собеседника «Новостей малого бизнеса» Кирилла Соловьёва…

«Речь идёт о моём отце. Ему после инсульта требовалась перевозка сначала на реабилитацию, а потом соответственно домой. И производилось всё это не на специально оборудованном автомобиле «Медицинской помощи», а просто на машине Volkswagen Passat, у которой были убраны сидения и на металлических уголках стояли мягкие полевые носилки. То, чего инсультникам вообще-то не положено. А люди, которые осуществляли транспортировку, даже не знали, как правильно брать больного человека, за что можно взять, за что нельзя. И вот таким образом поднимали и спускали моего отца на шестой этаж старого дома…», – вспоминает Соловьёв.

Словом, сервис, мягко говоря, был не на должном уровне.

Кирилл Соловьев

От личного опыта к социальному бизнесу

«А поскольку личный опыт пользования такой службой у моей семьи был не самым приятным, появилось желание сделать это по-настоящему хорошей и качественной услугой. Я имею в виду, прежде всего, перевозку лежачих больных. А так же и инвалидов-колясочников тоже, конечно», – продолжает наш собеседник.

Сегодня «Транспортная Служба «XXI век» является отдельной бизнес-единицей в рамках большого медицинского холдинга «Медицинский центр «XXI век», где Кирилл Соловьёв работает уже 15-й год. Непосредственно в возглавляемой им «Транспортной Службе» сначала были только одна специализированная машина для перевозки лежачих больных и вторая с – электрогидроподъёмником для инвалидов-колясочников.

Сегодня автопарк уже насчитывает 156 единиц автотранспорта. Это легковые машины для перевозки порядка 100 специалистов медицинского центра на «линии» каждый день, а также специализированные авто в качестве «социальных такси»: 12 – с электрогидроподъёмниками для колясочников и 11 – для перевозки лежачих больных.

С самого начала Соловьёв и Ко сформулировали для себя две основные миссии: доступность и качество. И вроде бы с обеими неплохо справляются. Такси это действительно социальное. Несмотря на всю дороговизну машин со специальным оборудованием, а они в два, а то и в три раза дороже обычных (2,5-3 млн рублей). К вопросу о том, сколько платят люди за поездки на автомобилях этого сервиса, мы ещё вернёмся.

Особенные люди

«Инвалиды-колясочники – это, в общем-то, такие же активные люди, как и мы с вами, они тоже хотят жить полной жизнью. Просто передвигаются не на ногах, а на колёсах, – рассказывает Кирилл Соловьёв. – Но для того, чтобы куда-то доехать, благо в нашем городе уровень доступной среды для людей с инвалидностью год от года растёт, им необходим специализированный транспорт.
Соглашусь, что они могут вызвать и обычных перевозчиков. Однако водители в этих организациях просто не знают, как обращаться с такими людьми, даже, как правильно положить коляску в багажник. Я, например, не раз был свидетелем сцены, когда водители пытались взять коляску почему-то непременно за колёса. А в результате что-то ломали или наносили увечья себе, долго не могли справиться с поставленной задачей…»

Другое направление – туризм. Если колясочники хотят куда-то поехать, особенно не в одиночку, а группой, допустим, в соседнюю Финляндию, без наличия специализированного транспорта это превращается в настоящую проблему.

Условно здоровые

«Основная наша команда – это водители, водители-санитары – условно здоровые мужчины разного возраста, в зависимости от вида занятости и профиля выполняемых услуг. В «полях» работает 35 человек. Ну и диспетчерский пульт – пять девушек. Есть ещё собственная служба технической эксплуатации, и я», – рассказал Соловьёв.

«Условно здоровые» – это не опечатка. Наш собеседник убеждён, что абсолютно здоровых людей в природе нет. Поэтому некорректно делить кого бы то ни было на здоровых и инвалидов.

«У нас есть деление только на колясочников и на условно здоровых или прямоходящих, – улыбается он. – В команде все ходячие, скажем так. И даже нет сотрудников, у кого кто-то в семье ездит на коляске, кто пришёл бы сюда работать «по идейным соображениям». Пожалуй, мой личный опыт с отцом был единственным в этом роде».

Однако Соловьёв старается вовлекать и приобщать людей к пониманию особенностей дела, которым они занимаются. К примеру, при поддержке общественной организации инвалидов-колясочников «На коляске без барьеров», сотрудники и сотрудницы «Транспортной службы «XXI век», начиная с 2016 года, регулярно посещают конкурс красоты «Невская Краса» и являются транспортным партнёром этих мероприятий.

«Когда мы в первый раз туда поехали, мои сотрудники: помощница и старший логист, конечно, всего боялись: люди на колясках, не комфортно… Но лишь за один вечер их мировоззрение поменялось в корне. Теперь относятся к этим людям совсем по-иному, и даже продолжают общаться, дружить, вместе ездят в Финляндию, пьют шампанское, веселятся. Мои ребята поняли, что отличие в сущности только одно: одни на ногах, а другие не на ногах, только и всего. А интересы в жизни могут быть одни и те же», – комментирует собеседник «Новостей малого бизнеса».

Кроме прочего «На Коляске Без барьеров» помогли сотрудникам «Транспортной Службы «XXI» век в буквальном смысле «влезть в шкуру» людей, с которыми они работают. На девушках-колясочницах подопечные Соловьёва тренировали все необходимые движения по перевозке «особенных пассажиров», отрабатывали с ними экскурсионные программы, рассчитанные на необычных туристов, и сами перевоплощались в тех, кто не может ходить, сидеть, стоять.

Одновременно «Транспортная служба» взаимодействует со швейными мастерскими, которые шьют изделия (сумки, форму для сотрудников, чехлы на сиденья). В этих мастерских тоже работают люди с инвалидностью.

Ещё один постоянный партнёр – футбольный клуб «Зенит». На каждой игре команды дежурит по пять микроавтобусов «Транспортной службы», которые выполняют функцию шатлов для маломобильных зрителей матчей.

«Занимаясь шесть лет социальным бизнесом, я понял для себя одну важную вещь. Главное – не дорогостоящее оборудование, главное – это люди. Кто работает у нас, кто сотрудничает с нами, – признаётся Кирилл Соловьёв. — На сегодня нет текучки кадров. И мы очень держимся за действующих сотрудников. Хотя раньше иногда люди долго не выдерживали здесь. Психологически. Когда ты везёшь бабушку с онкологией третьей степени, и она кричит во весь голос, не всякий выдержит…»

Заграница нам поможет?

Создавая службу такси для перевозки людей с инвалидностью, Кирилл Соловьёв и его команда ориентировались, прежде всего, на собственные знания и находки, а не на уже готовую бизнес-модель, подсмотренную где-то.

«Нам, конечно, помогали, – соглашается Кирилл. – Помогали сами заказчики, вместе с ними мы изучали ГОСТы, правила и т.д. Смотрели везде, как можно сделать удобнее и лучше. Плюс, как я уже сказал, нас консультировали и вместе с нами экспериментировали сами колясочники. Кто лучше них ответит, насколько этот сервис удобен или наоборот неудобен? А, к примеру, за границей… Мы смотрели лишь на то, как там сделан спецтранспорт для колясочников».

Кстати, на сегодня команда Кирилла Соловьёва занимается перевозками не только по Петербургу, но и по Ленинградской области, и в ближайшее зарубежье.

«Если говорить о перевозке лежачего больного, довезти его из одного региона в другой — вообще не проблема, – уточняет он. – Мы часто ездим в Беларусь, в Мурманск. Из Финляндии перевозили пациента, что удивительно – в нашу, петербургскую онкологию. Сейчас активно развивается и туризм для людей с инвалидностью, с захватом Петербурга, Карелии, Великого Новгорода. Эта услуга пользуется спросом…»

Административный ресурс

Помогало ли становлению этого социально ориентированного бизнеса государство? Или наоборот предпринимателю пришлось бороться с многочисленными административными барьерами?

«Про государство особо не скажу, – отвечает Кирилл Соловьев. – Единственное – у нас нет выделенного разрешения или лицензии на санперевозки, есть только лицензия Скорой медпомощи».

Он поясняет, что в законе о лицензировании упоминается лишь лицензия под Скорую помощь. А в конце этого списка есть пункт – санитарная перевозка. И выделить отдельный пункт не позволяет законодательство.

По словам Кирилла, законодательная коллизия немного мешает работе, в том числе, нормальной конкуренции. Поскольку люди, которые не хотят получать лицензию на Скорую помощь, порой просто берут цельнометаллический грузовик и ставят в него каталку для перевозки лежачих, этим и ограничившись…

Не обычное такси

Каждый день в «Транспортную Службу «XXI век» поступает от 30 до 80 заявок на разные услуги: перевозка лежачих больных, транспортировка пациентов в инвалидной коляске, туризм. Также компания является активным участником городской государственной программы «Социальное такси», отрабатывая заявки оттуда, сотрудничает с «Зенитом» и т. д.

Минимальная стоимость поездки – 250 рублей, поездка в пределах 5 км обойдётся в 450 рублей. Примерно в два-три раза дороже обычного такси. Но стоит учесть, сколько ещё дополнительных функций выполняют водители «Транспортной службы».

Они помогают подняться на этаж или спуститься, переложить, пересадить пассажира, прикрепить коляску. И самое главное «Транспортная Служба «XXI век» знают, как это правильно делать, чтобы никто не пострадал, всё было максимально удобно, и все в итоге оказались довольны.

«Только наш водитель со знанием дела спросит: извините, пожалуйста, у вас руки сильные или всё-таки ноги? Исходя из этого мы поступим так-то…» – поясняет наш собеседник.

Для этого с сотрудниками перманентно проводятся обучающие курсы. Они роняют друг друга, примеряя на себя роль колясочника или лежащего, сдают зачёты. Потому что, пока сам не сядешь в инвалидную коляску, не поймёшь, что значит преодолеть даже небольшую лестницу в несколько ступенек или вынужден довериться кому-то другому…

Несмотря на все сложности, бизнес Кирилла и растёт, и окупается. Но в будущее социальный предприниматель, по собственному признанию, пока заглядывает не очень далеко. В целом, определённых количественных или денежных показателей, которых непременно нужно достичь, Соловьёв перед своими сотрудниками не ставит. Основая задача – полностью загрузить транспорт и увеличить число перевозок. А главный социальный эффект он формулирует так:
«На кого направлена эта услуга?! – Вот это и есть эффект по-настоящему социального бизнеса», – убеждён он.

Денис НИЖЕГОРОДЦЕВ, фото предоставлено Кириллом Соловьёвым

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Патриотикус
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: