Как в Москве

Некоторое время назад Смольный поменял тактику общения с владельцами павильонов, тотально отрицая любые инициативы, которые могут разрушить их бизнес. И все же к концу года стало ясно: в городском правительстве готовят тихий ремейк московских событий. Следовательно – проблемы, с которыми сегодня столкнулась столица, скоро придут и в Петербург.

Двенадцать

До конца года в Смольном могут быть подписаны два документа, которые, не исключено, зададут новые каноны общения бизнеса и власти.

Первый – Постановление правительства Санкт-Петербурга «Об организации работы по выявлению и пресечению самовольного строительства (реконструкции)» на территории города.

Второй – Постановление «О мерах по обеспечению сноса самовольно возведенных (реконструированных) объектов…».

Документы регламентируют действия при обнаружении объектов, обладающих признаками самовольных построек, и утверждают положение о профильной коллегиальной комиссии под руководством вице-губернаторов Игоря Албина и Михаила Мокрецова. Именно там большинством голосов будут решать – признавать объект самостроем или нет.

В среде предпринимателей дуумвират Албина и Мокрецова уже наречен «комиссией по сносам».

Изначально вообще предполагалось, что судьба самостроев будет решаться без обсуждения вопросов с их владельцами, а также чиновниками профильного Комитета по развитию предпринимательства и потребительского рынка. Но, как рассказала «Новостям малого бизнеса» заместитель председателя КРППР Елена Капустина, под занавес ноября представителей ведомства включили в состав нового органа. Правда, на момент написания статьи документального подтверждения этому в распоряжении Комитета не было.

Теоретически в Комиссию войдут представители 12-ти смольнинских комитетов, ИОГВ, депутаты, главы районов и сотрудник Государственной инспекции по контролю за использованием объектов недвижимости (ГИКИОН). Глава этого ведомства – Андрей Коротков – займет пост секретаря коллегиального образования.

Отправлять самострои под снос планируется ежеквартально. Не исключено, что госслужащие будут собираться и чаще – «в зависимости от количества вопросов, требующих рассмотрения».

«Ковши» по-питерски

Отметим, что в разработке обоих Постановлений принимал участие Андрей Коротков, выходец из департамента имущества мэрии Москвы. В марте 2016 года он был назначен главой ГИКИОН – одноименная структура столицы как раз руководила массовыми сносами. Впрочем, учитывая непопулярный московский опыт и традиционную протестную активность Петербурга, едва ли в 2017 году НТО будут сносить под покровом ночи.

Как стало известно «Новостям малого бизнеса», сегодня в Смольном рассматривают два формата ликвидации самостроев: судебный и внесудебный.

В первом варианте ГИКИОН работает по «заявкам» граждан, юридических лиц и администраций районов. Нарушителя штрафуют, а объект по решению суда сносит Госстройнадзор, либо КИО.

Более уязвимый формат для предпринимателя – внесудебное разбирательство. Здесь «черный список» Госинспекции пополняют объекты самовольного строительства, расположенные на земельном участке в охранной зоне. Их список отправляют в «комиссию по сносам», а оттуда – в городское правительство, которое утверждает итоговый перечень самостроев. Если собственник постройки не ликвидирует ее добровольно, к объекту подгоняют «ковши».

Что такое «самострой»?

Опрошенные «Новостями малого бизнеса» участники рынка обнаружили в этой схеме два серьезных пробела. Во-первых, авторы схемы отводят собственнику объекта исключительно пассивную роль. Впервые фигура коммерсанта в документах появляется только «под занавес», когда его ставят перед фактом сноса.

Во-вторых, оба Постановления крайне обтекаемо трактуют понятие самовольной постройки. Законодательно категория «самостроя» сегодня не определена, то есть по идее под нее могут попадать и объекты с непродленными договорами.

«Остается все меньше сомнений, что Петербург под благовидными предлогами готовит повторение столичной истории, – рассказал «Новостям малого бизнеса» владелец киосков, реализующих цветочную продукцию. – Особенно настораживает пункт об «объекте самовольного строительства, расположенного на земельном участке в охранной зоне». Рабочие комиссии при КРППР скоро изымут из Схемы несколько сотен участков, которые как раз находятся в этих зонах. То есть «план» будет выполнен полностью – участки изъяты, а собственники НТО признаны самостроями и снесены?»

В свою очередь депутат Законодательного собрания Ирина Иванова призывает аккуратнее обращаться с терминами.

«Понятие самострой – неюридическое и расплывчатое, неплохо бы разъяснить его. Как я понимаю, это веяние пришло к нам из столицы. За некоторыми «самостроями» там признавали право собственности, но все равно сносили. Не знаю, что вкладывают в это у нас. Одно дело, если ты занял земельный участок, без согласований построил на нем свой объект и, пока тебя не прижали, извлекаешь прибыль. Другой вопрос, если человек возвел НТО, который теперь не соответствует параметрам. К самострою это отношения не имеет. Но какие объекты войдут в этот список «самостроев», мне непонятно», — констатировала собеседница «Новостей малого бизнеса».

Елена Капустина пессимистичных прогнозов не разделяет, полагая их мало реалистичными.

«Чтобы обеспечить защиту прав бизнеса, наш Комитет настоял на включении представителя КРППР в Комиссию. Мы также проговорили с Андреем Коротковым возможность предпринимателей участвовать в ее работе. Это необходимо не только для прозрачности процедуры, но и чтобы дать возможность владельцу доказать законность строения и предоставить документы, подтверждающие право занимать конкретный участок. Если коммерсант сможет показать разрешения и проектную документацию, то его вычеркнут из «черного» списка. Власть совершенно не заинтересована ликвидировать добросовестный бизнес, – пояснила она.

По словам чиновницы, ГИКИОН определяет самострой как объект с признаками капитальности, возведенный на непредназначенном участке без проектной документации и договора с городом. Цель выявления подобных объектов – защита прав добросовестных предпринимателей от нелегалов.

«Речь идет не об участках, которые изымаются из Схемы размещения НТО, а именно о самостроях, у владельцев которых нет договоров аренды с городом. Что касается земельных участков, то в КИО сегодня разрабатывают документ по предоставлению альтернативных мест. Таким образом, если мы не сможем сохранить участок с торговым объектом, то хотя бы попытаемся сохранить людям бизнес», – подытожила Елена Капустина, которая курирует в КРППР именно то направление, за которое еще несколько месяцев назад отвечал Александр Герман.

Интересно, что ее предшественник, а ныне заместитель председателя КИО оптимизмом по поводу скорого появления альтернативных мест не пышет. По данным Германа, «вопрос только находится в стадии проработки». Судя по всему, зачистка Схемы, с которой сегодня связывают возможное изъятие 321 участка с НТО, пройдет раньше, чем предпринимателям предложат альтернативу.
Напомним, что решение о ликвидации объектов, расположенных в охранных зонах, было принято губернатором еще в сентябре 2015 года. Спустя год в КРППР был передан перечень под изъятие 774 земельных участков (к концу ноября эта цифра выросла до 917-ти, а по другим данным – 916-ти). Вопрос об исключении должен был решиться на заседаниях рабочих групп к декабрю 2016 года.

Однако работу отложили: отчасти из-за противоречий внутри руководства самого Комитета, отчасти – в связи с активностью коммерсантов, возмутившихся намерением по-тихому решить проблему «неформатных» земельных участков.

В итоге, в Смольном приняли решение вернуть на доработку в администрации районов те заявки на исключение НТО, по которым отсутствует информация о причинах исключения, либо сформированы немотивированные обоснования.

Смольный тоже хочет стать рантье?

Москва традиционно считалась оплотом нестационарной розницы, но 2016 год перевернул это убеждение. Точнее, буквально за ночь столица задала стандарты, как надо обходиться со спорными НТО.

К массовому сносу объектов в Первопрестольной приступили через восемь месяцев после того, как арендаторы взяли на аукционах первые типовые государственные павильоны, построенные за счет бюджета. Теперь в планах у столичных властей – установить 200 таких точек в десяти округах.

«В департаменте торговли и услуг не скрывают, что полностью хотят убрать рынок частных торговых объектов. Сделать это просто – с владельцами перестанут продлевать договор аренды. В общем, «бархатный передел» рынка в пользу государства», – кратко прокомментировал ситуацию владелец киоска в Выхино-Жулебино Денис Новиков.

По данным главы Госинспекции по недвижимости Москвы Сергея Шогурова, в списке самостроев к осени фигурировало 4,7 тысячи строений, из них около 43% уже были демонтированы. В конце ноября здесь началась третья волна сносов. На это раз под ковш отправятся 43 объекта.

Как сообщают журналисты «Мосленты», еще в 2015 году среднее повышение стоимости аренды типового киоска над стартовой ценой (от 26,7 тыс. рублей) составляло более 60%. После исторических сносов ставки резко пошли на повышение.

«Ситуация неоднозначна, но в целом логика властей ясна. С арендатором «государственного» объекта действительно проще расторгнуть договор в случае нарушений. Но теперь случился ажиотаж. Люди в полусомнамбулическом состоянии ломятся на аукционы. Киоск под мороженое, красная цена которому 30 тыс. рублей в месяц, уходит за 150! Государственные павильоны – это нормально, но у них не должно быть высокой стоимости аренды из-за дефицита площадей», – рассказал «Новостям малого бизнеса» президент Коалиции киоскеров Владлен Максимов.

Прошлой осенью проект закупки типовых павильонов на средства города в Смольном признали нецелесообразным – «с учетом принятых обязательств по существенному снижению дефицита бюджета». Тогда петербургским чиновникам поручили «рассмотреть возможность создания «пилотной зоны» после 2017 года», назначив ответственными вице-губернаторов Сергея Мовчана и Михаила Мокрецова. Судя по всему, необходимость настала. К рассмотрению вопроса «государственных НТО» в Правительстве вернулись.

Как рассказала «Новостям малого бизнеса» заместитель председателя КИО Марина Янкина, концепцией размещения типовых торговых объектов и оценкой экономического эффекта сегодня занимаются в КРППР и в Комитете по печати и взаимодействию со СМИ.
В случае если социально-экономическая целесообразность проекта подтвердится, в бюджете на очередной финансовый год заложат финансирование типовых НТО.

В таком варианте некоторую долю на рынке нестационарной розницы к концу 2017 года может занять город. И тогда в споре с властью бизнес-сообщество потеряет свой главный аргумент против Постановления № 1045. А именно – снижение дохода от налогов из-за ликвидации торговых объектов.

Уже сегодня становится очевидным, что в 2017—2018 гг. у многих владельцев НТО будет шанс лишиться своих объектов. Например, часть предпринимателей покинут рынок в связи с запретом «субаренды» (сегодня этим занимаются чуть ли не 90% собственников).

Освободившиеся площади постепенно смогут занять государственные павильоны, а возросшие ставки на аренду перекроют временные потери.

«Похоже, что из московского опыты сделали выводы и усовершенствовали технологии, – высказал свое мнение один из владельцев нескольких десятков НТО в Санкт-Петербурге. – К примеру, сегодня торгует 15 объектов с разнообразной продуктовой линейкой.
Место хорошо знакомо всем продавцам и покупателям. Зачем там государственный киоск? В течение 2017 года эти павильоны убирают, а на их место ставят пять городских объектов. От арендаторов отбоя нет! При этом в павильонах будет регламентирован ассортимент. Кто его определит? КРППР! Но откуда в Комитете знают, какой товар пойдет, а какой нет? Или у нас как в советское время – греча только с рыбой?»

Как положительную сторону новации некоторые участники рынка заметили, что к государственным НТО можно предъявить больше претензий, чем к частным. Например, обсудить с арендаторами качество товара, минимальную торговую наценку и поставщиков.

В УФАС «Новостям малого бизнеса» сообщили, что действия по созданию типовых павильонов за счет средств бюджета еще не совершены. «В то же время хочется подчеркнуть, что антимонопольный орган будет с пристальным вниманием наблюдать за ситуацией, складывающейся с нестационарными торговыми объектами. По нашему мнению, все процедуры по созданию единого проекта НТО, по строительству, а также по последующей сдаче этих объектов в аренду должны производиться на открытых торгах», – пояснили в антимонопольном ведомстве.
Алла СЕРОВА

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Патриотикус
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: