Государство атакует СРО?

Новшества касаются, в первую очередь, строительных саморегулируемых организаций. Избавят ли поправки рынок от недобросовестных игроков или, напротив, усложнят жизнь небольшим, но вполне добропорядочным компаниям? Этот вопрос корреспондент «Новостей малого бизнеса» обсудил с доктором инженерных наук, академиком Международной и Санкт-Петербургской инженерных академий, Почетным строителем России Эдуардом Витлиным.

– Эдуард Иоахимович, как вы прокомментируете последние поправки в градостроительный кодекс?
– На кодексе не осталось живого места. Должностные лица, которые им занимаются, решают только второстепенные вопросы. Мое твердое мнение, что уже хватит давать поправки – надо выпускать документ в новой редакции. Я хочу выделить два момента, имеющих непосредственное отношение к малому бизнесу. Первое. Государство навязывает проектным организациям (ПО) кадровую политику, но это – ущемление прав проектной организации. Проектировщики сами себе зарабатывают на хлеб. Следовательно, они должны решать, какими силами им разрабатывать проект. Может, ПО нужно три архитектора. А может, один. Может, ей понадобится пять конструкторов, но может, хватит одного. Или, наоборот, десять надо.
Второе. Должностные лица в проектных организациях, начиная с руководителя проектной организации и выше, несут уголовную ответственность за свои решения. А СРО несут финансовую ответственность за последствия неправильных решений. Вот тут, по-моему, есть коррупционная составляющая.

– В чем она заключается?
– Чтобы организация вступила в проектное СРО, она должна внести взнос в компенсационный фонд – 150 тысяч рублей. Изыскатели платят 50, а строители – 500 тысяч. В чем здесь допущена глубочайшая экономическая ошибка? Стоимость строительно-монтажных работ принимаем за 100 процентов. От 100 процентов нужно заплатить 500 тысяч рублей. Проектные организации получают 3-5 процентов от стоимости СМР, изыскатели – и того меньше. По мнению комитета по строительству Санкт-Петербурга, проектные организации зарабатывают порядка десяти процентов. Может десять процентов кто-то и имеет. Из «особ, приближенных к императору», как сказано в известной книге Ильфа и Петрова. Но на моем веку (а я проектировщик с 60-летним общим стажем) больше пяти процентов даже по самым сложным проектам не удавалось получить. Итак, от ста процентов надо платить 500, а от пяти процентов – 150 тысяч! Даже тот, кто владеет элементарной арифметикой, может понять, что одна двадцатая от 500 — это не 150, а 25 тысяч. Возникает вопрос: кто из должностных лиц, а точнее руководителей государства, и с чьей подачи принимал такое решение?

– Насколько вообще эффективен компенсационный фонд?
– Компенсационный фонд помещается в банковские учреждения. СРО использовать эти средства может только в конкретных условиях и по решению суда в установленном порядке. Истина в том, что любой банк использует находящиеся в его распоряжении финансовые средства в соответствии со своим уставом – короче, для получения дополнительной прибыли. Будучи председателем комитета по законодательству и техническому регулированию Национального СРО, я предложил, чтобы саморегулируемым организациям давали возможность с возвратом вносить залог из компенсационного фонда за членов СРО, например, на закупках. Но мне ответили, что священную корову нельзя трогать.

– Если уменьшить размер фонда, это облегчит жизнь малому строительному бизнесу?
– Компенсационный взнос – это единовременный взнос, поэтому он велик. Сделано это в угоду банкам. Но он должен быть соразмерен стоимости работ.
Если строителям одна цифра (500 тысяч), то проектировщикам нужна другая – одна двадцатая от той суммы. Нынешнее законодательство несправедливо. Чтобы уплатить взнос, приходится либо влезать в долги, либо просить, чтобы какой-то дядя взял тебя под свое крыло.

– Выходит, что «малым» не выжить?
– Малый бизнес в ближайшее время будет съеден, раздавлен. Во всех тендерах, конкурсах могут участвовать только те организации, у которых есть средства на внесение залога. Создается ситуация, когда большие организации между собой договариваются, выигрывают эти тендеры, нанимают голодных проектировщиков, которые за копейки делают им проектную документацию.

– То есть, весь рынок по-прежнему поделен между гигантами?
– Львиную долю – порядка 40% всех строительных объемов в Петербурге – выполняют пять организаций. Сейчас в силу конкуренции их количество может вырасти. Во всех этих организациях создаются свои микропроектные организации. Неправильно говорить, что они укомплектованы абсолютно безграмотными специалистами. Нет, но они действуют по принципу «чего угодно барину».
Вся система закупок направлена против малого бизнеса. У нас был один крупный вице-губернатор, который допустил неприкрытое хамство. Когда ему сказали, что в закупках не могут участвовать проектные организации, поскольку у них мало денег, он ответил: «Ну так пусть закрываются!» Этот вице-губернатор бегал в мальчиках, когда я уже был главным конструктором института. Сейчас он, конечно, в Москве – они все постепенно туда переезжают.

Наша справка:
В конце ноября Президент РФ Владимир Путин подписал закон о внесении изменений в Градостроительный кодекс РФ и статью 1 Федерального закона «О саморегулируемых организациях».
Новые поправки были встречены в штыки предпринимательским сообществом: бизнесмены утверждают, что поправки в закон «О СРО», которые наделяют Национальное объединение строителей полномочиями расформировывать СРО, грозит закрытием для тысяч малых строительных фирм Петербурга и Ленобласти.
Так, руководитель дирекции «Жилпромпроект» Андрей Синицын уверен, что это право ставит под угрозу закрытия 70 – 80% малых строительных фирм по всей России, и более 10 тысяч строительных фирм Петербурга и Ленобласти.
Дело в том, что «НОСТРОЙ» теперь может исключать организации по причине задержки уплаты вступительного взноса, а также тех, кто так же «зажимает» отчисления на нужды организации или не обеспечивает доступ к информации о своей деятельности или деятельности своих участников.
Так же, по мнению участников рынка, у малых организаций могут возникнуть проблемы с получением допуска, поскольку его стоимость может достигать 500 тысяч рублей.
Закон, внесенный депутатами Госдумы, усиливает контроль со стороны государства за деятельностью саморегулируемых организаций, их национальных объединений и одновременно контроль самих СРО за своими членами. По мнению ряда экспертов, он не улучшает положения ни одного участника финансовых рынков, а только облегчает работу регулятора.

Беседовала Нина ФРЕЙМАН

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Патриотикус
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: