2:1. В пользу предпринимателей?

2:1. В пользу предпринимателей?

Кто сказал, что публичные слушания бесполезны? Предприниматели и власть встретились, обсудили и договорились. «Новости малого бизнеса» засчитали победу коммерсантов. Правда, осталось выполнить обещания.

Публичные слушания, организованные 25 октября аппаратом бизнес-омбудсмена в Петербурге, затронули острые темы: 100-метровую зону отчуждения для торговли, запрет субаренды и демонтаж информационных вывесок. Были и другие темы, но эти получились как нож острый.

Параллельно проходили две сессии. Одна была посвящена инвестициям и прошла дружелюбно, как отметил её модератор на подведении итогов. На другой, посвящённой административным барьерам, витал иной дух. Большой атриум гостиницы «Гранд Отель Эмеральд» периодически сотрясался от эха возмущённых предпринимателей.

1:0. Информационные вывески

Первую «бестию» выпустил Илья Тарасов, который представляет интересы оператора AmRest, развивающего по франшизе бренды KFC и Pizza Hut. Он рассказал, что петербургские сети формата Drive Through испытывают трудности с согласованием установки информационных вывесок и находятся «на грани закрытия».

По словам Тарасова, комитет по печати стал регулярно отказывать компаниям в согласовании размещения конструкций, меню и переговорных устройств у ресторанов быстрого питания. Чиновники ссылаются на постановление №40 от 2017 года, регламентирующее эстетический вид рекламных и информационных конструкций.

«Фактически нас приравняли к автодилерам и автозаправочным станциям. Требуют расстояние 3 метра между конструкцией и зданием. Между самими конструкциями должно быть 25 метров. Нам, например, невозможно разместить меню, потому что оно должно быть в трёх метрах от здания, устройство приема заказов. Нам нужно футбольное поле, чтобы всё разместить по правилам», – констатировал предприниматель.

На эту реплику с интересом отреагировал глава комитета по градостроительству и архитектуре Владимир Григорьев. Он подчеркнул полезность нововведения, от которого страдает малый и крупный бизнес. «Значит, у нас никакой дискриминации в этом нет. Попрошу занести это в протокол», – озорно подметил он.

Вообще же Северная столица, считает главный архитектор города, движется в правильном направлении – в сторону Парижа, Лондона и Москвы. Чиновник даже устроил небольшой опрос залу: готов ли кто, будь у него бразды правления, свернуть в сторону Турции и Вьетнама – и наделить облик Петербурга «пестрящими вывесками». Руку никто не поднял.
«Видите, абсолютное большинство, – заключил он. – Многие хотели бы жить в визуально комфортном городе. В Москве идешь – витрины скромные, буковки аккуратные, консолей на центральных улицах вообще нет».

Однако Григорьев признал: дистанция в 3 метра между меню от ресторанов – чересчур большая. И надо иногда делает исключения, как для вывески Кировского завода, который представляет из себя «историческую ткань».

«Может быть, и ошиблись. Могу предположить, что не все аспекты рассмотрели. Я ещё раз изучу вопрос», – согласился он.

1:1. 100-метровая зона

Если в этом вопросе наметились будущие черты ответа, то другая проблема, скорее всего, останется на плечах предпринимателей. Проект поправок к постановлению правительства Санкт-Петербурга № 1045 продолжает свой нелёгкий путь в согласованиях по комитетам. И тезис «100-метровая зона в пределах станций метро должна быть очищена от торговли» никто не отменял, напомнил глава комитета по предпринимательству Эльгиз Качаев.

«Насколько я знаю, предпринимателям дадут доработать на своих местах, а в будущем в этой зоне останутся только киоски с цветами, театральными билетами и газетами, – заявил Качаев. – Город нужно приводить в порядок, потому что территория вокруг метро захломилась. Мое личное мнение: нужно очень аккуратно действовать по ограничению объектов».

По его словам, КРППР провёл оценку регулирующего воздействия, в ходе которой «многие вопросы оказались сняты». По данным КИО, сейчас в Петербурге работают около 300 НТО, которые попадают в эту зону. Впрочем, по мнению предпринимателей, реальная цифра в два раза больше.

Жаркие споры вызвал и новый ГОСТ Р 50597-2017, который с сентября предписывает зачистить тротуары от многочисленных НТО. Замглавы КИО Александр Якушев заверил, что ведомство проводит ту работу, которую не слышит бизнес. И чиновники якобы готовят альтернативные места для предпринимателей, отправленных восвояси с тротуаров и инженерных сетей.

«У нас нет желания задушить малый бизнес, – заверил Владимир Григорьев. – Но НТО – временный объект. Почему же, к примеру, такой объект существует 11 лет и аренду земли под него можно продлевать на неопределённый срок. Какой это тогда временный объект?»

Однако такая риторика не слишком убедила предпринимателей. Они поинтересовались у власти: что будет с коллегами по бизнесу, с которыми уже перестают продлевать договоры аренды, и если будут альтернативные места, то где.

Эльгиз Качаев предложил решать вопрос вместе с прокуратурой, чтобы наложить мораторий на исполнение нововведения до принятия окончательного решения. «По второму вопросу – до сих пор нет механизма предоставления альтернативных участков», – добавил он.

2:1. Субаренда

Ещё один проблемный вопрос ворвался с подачи предпринимателей, которые не стали дожидаться его оглашения.
Коммерсанты напомнили, что КИО терпит неудачи в судах, настаивая на запрете по субаренде киосков и павильонов.
«Власти не сдержали своё обещание наложить мораторий до оглашения заключений судов. Я постоянно в судах сижу вместо работы», – не сдерживал эмоций владелец фруктовых магазинов Ашот Эфендиев.

Удивительно, но информация о проигранной КИО кассации (ООО «Селена») полгода назад почему-то до сих пор не дошла до Александра Якушева. Об этом он сказал публично, искренне смутившись осведомленностью остальных.

«Наша окончательная позиция (по субаренде НТО) будет сформирована после всех судов, включая кассацию», – сказал чиновник, вызвав бурю возражений со стороны бизнесменов.

«Есть решения судов, в которых говорится о праве предпринимателей сдавать в субаренду. Этого недостаточно? Нужно решение Конституционного суда?» – вмешался бизнес-омбудсмен Александр Абросимов.

«Мне неизвестно решение по поводу кассационных судов», – упрямо заявил Якушев.

Предприниматели пообещали предоставить неосведомлённому чиновнику информацию по судебным делам между Смольным и малым бизнесом. Фемида, напомним, встала на сторону предпринимателей в вопросах запрета субаренды нестационарных торговых объектов.

Спустя некоторое время Якушев заключил, что у предпринимателей есть возможность оформления договоров напрямую с городом: «Но только под тот вид деятельности, который он сам запланировал. То есть если кафе, то в адресе должно быть кафе, а не бизнес-центр. Что касается нового договора, который заключается по результатам торгов: 448 статья гражданского кодекса позволяет заключать договор при выполнении обязательств лично перед другим субъектом. В любом случае мы готовы к диалогу».

Петербургский бизнес-омбудсмен Александр Абросимов ответом остался доволен. Он подчеркнул, что такая возможность должна появиться у субарендаторов без уничтожения их бизнеса и выставления площадки на аукцион: «На сегодняшний день у нас 7 тысяч договор на аренду. Если это пройдёт безболезненно для субарендаторов и не коснётся арендаторов, осуществляющих свою деятельность, то удастся избежать всплеска возмущения со стороны предпринимателей».

Предпринимательский манифест

Отдельной строкой можно выделить выступление предпринимателя Юрия Жорно, который зачитал «конструктивные предложения бизнеса».

Первым пунктом он обозначил расширение возможностей районных администраций, которые могли бы забрать часть функций у КИО. Это помогло бы взаимодействию власти и бизнеса, считает Жорно.

«Пока же мы видим постоянные суды, в основном с КИО. Госорганы их проигрывают – позор. Это говорит либо о низкой компетенции юридической службы, либо о сознательном нарушении закона», – подчеркнул бизнесмен.

Вторым преобразованием, которое озвучил Жорно, должна стать возможность наложения вето аппаратом уполномоченного по защите прав предпринимателей на постановления комитетов, чтобы «воля чиновников перестала быть императивов».

Третье, что предложил меценат, – наделение правами цензора комитет по звити предпринимательства и потребительского рынка. Профильное ведомство, по его мнению, могло бы утверждать или отбраковывать инициативы коллег, которые касаются предпринимательской деятельности.

«Но не простого согласования, а вся законодательная инициатива любых государственных органов должна направляться в КРППР. Комитет должен перестать быть стеной плача», – подытожил Юрий Жорно.

В этом с ним трудно не согласиться – ведомство, несколько лет назад специально созданное для работы с малым и средним бизнесом, фактически не имеет веса и полномочий во властных структурах. А в последнее время КРППР и вовсе сделал крен в сторону демонстрации внешних эффектов вроде организации модных показов и продвижения петербургских кутюрье, будто бы они и есть то самое, предпринимательское сообщество, пополняющее налогами городской бюджет.

Алексей СТРЕЛЬНИКОВ

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Патриотикус
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: