Полезные телефоны для россиян
Л.Доверия 8(800)-2000-122
Служба спасения 112
Версия для
слабовидящих
» » Анатолий Вассерман - Кого боится Трамп на самом деле и что скрывается за этим.
21
сентябрь
2017

Опубл.:
0

Анатолий Вассерман - Кого боится Трамп на самом деле и что скрывается за этим.

Анатолий Вассерман - Кого боится Трамп на самом деле и что скрывается за этим.

 

Угарное выступление Дональда Трампа на Генассамблее ООН вызвало не только понятную реакцию стран, упомянутых им в качестве угроз (Иран и Венесуэла), и оторопение страны, которой он пригрозил полным уничтожением (КНДР).


Даже условные соратники Трампа по передовому западному миру высказались о трамповской речи настолько отрицательно, насколько им позволяет положение. От «неудачная речь, сказанная неудачной аудитории в неудачное время» (глава МИД Швеции) до «надо работать вместе, и мир пойдет вперед с США или без них» (президент Франции).

Напомним: Трамп заявил, что Штаты готовы «к дальнейшим действиям против Венесуэлы, если правительство этой страны не изменит свой курс. Он также пригрозил «полностью уничтожить» КНДР, если она будет угрожать Соединенным Штатам. Кроме того, американский президент раскритиковал Совместную программу действий (СВДП), которая позволила два года назад решить так называемую «иранскую ядерную проблему», и призвал к ее пересмотру на новых условиях.

Я уже не раз отмечал, что по меркам всего остального мира поведение американских политиков невозможно считать здравым. Просто потому, что они всегда думают исключительно о следующих выборах.

Соединенные Штаты — это страна с рекордно малым предвыборным циклом. Если в других странах выборы проходят обычно раз в четыре-пять лет, то в Америке — раз в два года (каждые четыре года президентские и каждые два года — парламентские). Учитывая продолжительность самой предвыборной кампании, любой тамошний политик вынужден постоянно думать о результатах выборов и каково будет его влияние на них.

К любому заявлению любого американского политика следует относиться именно как к предвыборной агитации, причем ориентированной даже не на всю внутреннюю аудиторию, а на самую легковерную ее часть, в наибольшей степени поддающуюся агитации. Понятно, что такое состояние, в свою очередь, действует и на самих политиков, вынуждая их все меньше думать о последствиях их высказываний и все больше — об изменении общественного сознания под действием этих высказываний.

Что конкретно до Трампа — у него особо тяжкое положение. Он пришел во власть с определенной (и, на мой взгляд, разумной) программой, у которой есть один существенный недостаток. Эта программа впрямую бьет по интересам тех экономических и политических групп, что определяли политику и экономическое положение страны на протяжении по меньшей мере трех последних десятилетий. И за это время такие люди не просто укоренились в американской политике, но и сумели вытеснить из верхов общества всех несогласных. Там сейчас практически нет ни организованных политических структур, ни СМИ, придерживающихся иных взглядов.

И поэтому все, что говорит и делает Трамп, немедленно оказывается мишенью для злокачественной агитации конкурентов и даже «информационной блокады». Понятно, что Трамп вынужден для пробивания информационной блокады пользоваться особо жесткими агитационными средствами, и то, что он говорил на Генассамблее ООН, по моему мнению, — попытка пробить информационную блокаду любой ценой и не считаясь с последствиями. Поскольку Трамп, насколько можно судить, искренне убежден, что дальнейшие проволочки с выполнением его программы обернутся катастрофой для страны и мира, — возможно, он не так далеко от истины.

Действительно, состояние экономики в США и мире сейчас столь неустойчиво, что невозможно сидеть и ждать, чем все кончится.

Все эти заявления Трампа, с точки зрения его самого, адресованы в первую очередь американской аудитории. Но беда в том, что весь остальной мир вовсе не считает, что слова, нацеленные внутрь Америки, должны быть безразличны всем. Наоборот, люди воспринимают эти заявления как имеющие общемировое политическое значение.

Ведь невозможно просто пренебрегать мировым общественным мнением в угоду капризам мнения внутри Америки. Поэтому речи Трампа на Генассамблее действительно опасны. Другие страны вряд ли желают спокойно сидеть и выяснять, какая доля высказываний Трампа чистая пропаганда, какая — грязная пропаганда, а какая — собственно, правда.

И эти страны прежде всего думают о собственной защите. Да и внутри Америки хватает людей, способных принять предвыборную риторику в качестве руководства к действию.

С учетом наложения всех этих факторов полагаю, что сама система, когда политик ориентирован исключительно на свою внутреннюю аудиторию и ради воздействия на нее говорит вещи, для прочего мира очевидно опасные, — глубоко порочна.

Как с этим бороться — пока непонятно. Рассказывать всему миру «не обращайте внимания на американцев, это их внутренняя самореклама» нельзя, поскольку их перестанут принимать всерьез — и не только снаружи, но и внутри страны. К тому же есть риск, что аудитория будет реагировать прежде всего на тех, кто стремится к самому выгодному в мире производству: производству впечатления на окружающих.

…Тут, естественно, встает вопрос: а какова вообще логическая связь между угрозами в адрес Кореи и Ирана — и реформами в Соединенных Штатах, которых так желает Трамп? Дело тут в том, что антитрамповские силы, не имея возможности напрямую объявить экономическую программу Трампа опасной, потому что именно за нее голосовали люди, пытаются представить самого американского президента как человека, непригодного для ее осуществления.

И поэтому Трамп — «русский агент», поэтому Трамп — «слабак, у которого нет политической решимости».

Именно в противовес этой кампании Трамп вынужден прибегать ко все более агрессивной риторике. Эта кампания его загоняет в порочный круг: он, пытаясь доказать свою политическую решимость, чем далее, тем более вынужден отказываться от собственной предвыборной позиции (ведь изначально он говорил о том, что американская агрессивность бессмысленна и только приводит к растрате сил и средств, и предлагал перейти от силового воздействия на мир к чисто экономическому). Но когда его загнали в позицию, где он вынужден доказывать свою силу, — доказывает он ее именно агрессивной риторикой. То есть он уже угодил в ловушку и выбирается из нее теми средствами, которые в конечном счете идут ему же во вред.

Он подрывает собственные предвыборные обещания, и то, что его оппонентам удалось затолкать в него такую политическую риторику, — уже его серьезное поражение.

Нынешнее положение Трампа — хорошая иллюстрация к давно известному правилу: если ты позволил затолкать себя на поле, выбранное врагами, значит, ты уже потерпел поражение.

 

Анатолий Вассерман, РИА Новости



patriotikus.ru

 

Поделиться в социальных сетях:

 

 

Постоянный адрес публикации на нашем сайте:
comments powered by HyperComments