Полезные телефоны для россиян
Л.Доверия 8(800)-2000-122
Служба спасения 112
Версия для
слабовидящих
» » Умирайте, как мы, умирайте с нами, умирайте быстрее нас
12
июнь
2017

Опубл.:
0

Умирайте, как мы, умирайте с нами, умирайте быстрее нас

Умирайте, как мы, умирайте с нами, умирайте быстрее нас

 

Борьба официального Вильнюса со строительством Островецкой АЭС шаг за шагом разрушает литовско-белорусские отношения. Правительство Литвы признало атомную электростанцию угрозой национальной безопасности, а президент Даля Грибаускайте посчитала угрозой само существование Беларуси на границе с Литвой. По мере приближения дат ввода в эксплуатацию БелАЭС и выборов президента Литвы белорусско-литовские отношения будут всё дальше скатываться в кризис: запуск атомной станции совпадает с политическим календарем Литовской Республики, а в центре конфликта оказывается вопрос о влиянии в трансграничном Виленском крае.


Первый энергоблок Островецкой атомной станции будет запущен в 2019 году, второй — в 2020‑м. Выборы президента Литвы пройдут летом 2019 года. Таким образом, ввод в действие Белорусской АЭС приходится как раз на смену власти в соседней Литве.

За четверть века «второй независимости» литовские политики привыкли строить предвыборные кампании на страхе перед внешней угрозой, и их нынешнее поведение дает все основания полагать, что тему «небезопасной атомной станции» они задействуют на приближающихся выборах по полной. В первую очередь это относится к правящим элитам: в условиях, когда обещать народу лучшую жизнь, проведение необходимых реформ и особое внимание к социальным вопросам, находясь у власти, глупо, сделать врага из соседнего государства — идеальное решение.

Поэтому по мере приближения дат запуска первого и второго энергоблоков АЭС в Беларуси и выборов президента в Литве эскалация напряжения в белорусско-литовских отношениях будет только усиливаться.

В последние дни конфронтация между Минском и Вильнюсом вышла на качественно новый уровень. Президент Литвы назвала угрозой для Польши и стран Прибалтики само существование России и Беларуси. По словам Дали Грибаускайте, Польша и Прибалтика являются восточным приграничьем НАТО. «Само соседство с Россией и Беларусью — угроза ему. Плюс милитаризация Калининградской области, плюс использование территории Беларуси для различных экспериментов и агрессивных игр, направленных против Запада», — сказала Грибаускайте в интервью литовскому телевидению.

Реакция белорусской стороны, зачастую игнорирующей выпады официального Вильнюса, на сей раз оказалась жесткой. Посол Литовской Республики Андрюс Пулокас был вызван в МИД Беларуси, где от него потребовали объяснений по поводу заявлений президента Литвы, назвали риторику Грибаускайте «оскорблением» и напомнили, что между двумя странами действует соглашение о добрососедстве и сотрудничестве. Намек — яснее ясного: если само соседство с Беларусью — угроза для Литвы, то это соглашение может быть и денонсировано.

Но Далю Грибаускайте уже не остановить. В ежегодном послании Сейму и народу Литвы presidente причислила БелАЭС, наряду с учениями «Запад-2017» и милитаризацией Калининградской области, к главным угрозам ни много ни мало трансатлантической безопасности. Строящуюся атомную станцию Грибаускайте назвала «геополитическим оружием».

Одновременно с этим правительство Литвы постановило, что Островецкая атомная станция является угрозой национальной безопасности Литвы. «Интересы национальной безопасности и людей — самые важные.

Позиция Литвы по поводу БелАЭС четкая и принципиальная: строительство БелАЭС не может продолжаться. С самого начала это строительство сопровождается серьезными нарушениями и инцидентами, не соблюдались и до сих пор не соблюдаются ни требования ядерной безопасности, ни международные природоохранные требования», — заявил премьер Саулюс Сквернялис, героически проигнорировав все проверки экспертами МАГАТЭ (в том числе директором Агентства по ядерной энергетике Юкио Амано) строительной площадки атомной станции и их выводы о соответствии Островецкой АЭС всем международным стандартам безопасности.

Перевод полемики об АЭС в плоскость национальной безопасности означает нечто большее, чем основание для Литвы бойкотировать импорт белорусской энергии вопреки правилам ВТО о свободной торговле.

Использование дискурса национальной безопасности переводит вопрос об атомной станции в компетенцию литовских силовиков: пограничье Беларуси и Литвы становится вотчиной военных и спецслужб, граница укрепляется и милитаризируется, приграничное сотрудничество сводится к минимуму или вовсе прекращается.

Очевидно, для чего Литве нужны эти меры. Такие стратегические проекты, как Островецкая АЭС, изменяют облик Виленского края. Белорусская часть этого трансграничного региона, исторически принадлежавшего и Польше, и Беларуси, и Литве, становится точкой роста и центром притяжения, тогда как литовская часть продолжает деградировать и терять население. Преимущественно славянское население Виленского края — поляки и русскоязычные — всё больше ориентируется на Беларусь, всё меньше — на Литву.

 


Если литовская власть предпримет откровенно враждебные действия против Островецкой АЭС, то белорусских грузов Клайпеда больше не увидит. И не только белорусских

Союзная России и входящая в ЕАЭС и ОДКБ Беларусь прямо на литовской границе демонстрирует развитие и прогресс, предлагает местному населению престижные и высокооплачиваемые рабочие места. Вся из себя европейская «полноценная часть Западного мира», Литва на ее фоне выглядит еще более депрессивной и деградирующей. За приграничьем ЕС остается образ убогого захолустья, за приграничьем Евразии закрепляется звание нового драйвера роста в регионе.

С этой точки зрения строительство Островецкой АЭС для Литвы при ее нынешней модели геополитического «буфера», разделяющего, а не связывающего Запад с Востоком, в самом деле является угрозой национальной безопасности. БелАЭС закладывает условия для нелояльности славянского населения Вильнюса и прилегающих к нему районов Литовскому государству, стимулирует местных жителей ориентироваться на Беларусь и Россию, а не на Литву. Литовская Республика в их сознании становится государством-лузером, которое ликвидировало собственную атомную энергетику и теперь деградирует, тогда как Беларусь по ту сторону границы обрела статус ядерной державы и теперь растет.

У литовского руководства в этой ситуации выбор: либо менять концепцию внешней политики, подключаться к белорусской точке роста, использовать открывающиеся с вводом в эксплуатацию Островецкой АЭС и других стратегических проектов Беларуси возможности и расти вместе с ней, либо намертво закрывать границу, делать невозможными любые трансграничные проекты в Виленском крае и наводнять приграничье военными и силовиками.

В силу органической неспособности литовского правящего класса проводить созидательную и неконфликтную внешнюю политику, второй вариант предрешен. Это лишит Литву последнего шанса выйти из нынешнего упадка, перейти от непрерывной деградации социально-экономической сферы и потери человеческого потенциала к устойчивому росту.

На том этапе, когда риторика официального Вильнюса об угрозе национальной безопасности со стороны Беларуси перейдет в практическую деятельность литовских властей по обеспечению этой самой безопасности, Минск будет вынужден реагировать. Литва может подтянуть войска (в том числе союзников по НАТО) прямо к белорусской границе.

Может добиться «демократической солидарности» стран ЕС против БелАЭС и использовать ее для возвращения санкционного давления на Минск. Может использовать свою пятую колонну в среде белорусской оппозиции для организации провокаций в Островецком районе.

Чем может ответить на эту враждебную деятельность Беларусь? Самые очевидные меры — это сокращение транзитного грузопотока в Клайпеду. Клайпедский порт сегодня единственный грузовой порт в странах Балтии, который развивается, растет и увеличивает грузопоток. Связано это исключительно с белорусским транзитом. Если литовская власть предпримет откровенно враждебные действия против Островецкой АЭС, то белорусских грузов Клайпеда больше не увидит.

И не только белорусских.

Длительный конфликт с Беларусью поставит крест на планах Литвы извлечь прибыль из приобщения к китайскому проекту «Экономического пояса Шелкового пути» и заполучить себе многомиллиардные китайские инвестиции.

Беларусь приобщение Литвы к трансконтинентальному китайскому проекту просто блокирует, зеркально отреагировав на блокирование Литвой работы Островецкой АЭС.

Сегодня литовские власти надеются на «Новый Шелковый путь» и открывающиеся с ним возможности стремительного роста литовской экономики. Ради будущих прибылей официальный Вильнюс готов и принимать у себя китайских коммунистов, и интересоваться проектом, откровенно раздражающим Соединенные Штаты, и тактично игнорировать вопрос о том, что «Экономический пояс Шелкового пути» сопряжен с евразийской интеграцией, а китайские грузы, прежде чем попасть в Литву, будут перевозиться по территории России.

Но всей этой гуттаперчевости политических принципов литовского руководства окажется грош цена, когда Беларусь попросту не пустит китайский транзит в Литву в ответ на враждебные действия Вильнюса. Поток китайских инвестиций в Европу потечет в обход Литовской Республики. Одновременно с этим иссякнет поток белорусских грузов, и Клайпеда придет в упадок.

Кроме того, остановится развитие Вильнюса, который во многом рос до сих пор благодаря приграничной торговле, туризму и близости Минской агломерации. Литовская столица будет деградировать так же стремительно, как деградируют сегодня малые города Литвы.

Литовские власти, даже при всей их неадекватности, не могут не просчитать последствий прямого конфликта с Беларусью. Они отдают себе отчет в этих последствиях, но тем не менее стремительно несутся в пропасть. В заявлениях литовских политиков сквозит самоубийственная уверенность, что они смогут заставить белорусов отказаться от строительства атомной станции.

По сути, вся их политика в отношении соседнего государства основана на уверенности, что они смогут заставить Беларусь остановиться в развитии.

Беларусь откажется от строительства атомной станции. Выйдет из всех стратегических проектов в рамках ЕАЭС и Союзного государства. Избавится от «советских монстров» и уничтожит крупную промышленность. Выдворит треть населения с закрывшихся фабрик и заводов в эмиграцию. Советский период назовет «оккупацией», облачится в вышиванки, налепит везде «Пагоню», предастся ностальгии по Великому княжеству Литовскому, обзовет всё это «европейским выбором» и станет как Литва.
Если литовская власть предпримет откровенно враждебные действия против Островецкой АЭС, то белорусских грузов Клайпеда больше не увидит. И не только белорусских

Умирайте, как мы, умирайте с нами, умирайте быстрее нас — вот к чему на самом деле все эти десятилетия призывали литовские политики Беларусь. Разрушьте экономику, избавьтесь от населения, и вы станете «настоящими европейцами». И они порой даже верят, что такой призыв может быть услышан. Что Беларусь повернет свое развитие вспять и ликвидирует для начала по литовским лекалам собственную АЭС.

Но понятно, что этого не будет. Кто же предпочтет быть не здоровым и богатым, а бедным и больным? Беларусь не может остановиться в развитии ради того, чтобы не оттенять своим ростом литовскую деградацию. Власти Литвы, в свою очередь, неспособны к смене политического курса. Поэтому отношения двух стран неизбежно будут скатываться к кризису.


via


patriotikus.ru

 

Поделиться в социальных сетях:

 

 

Постоянный адрес публикации на нашем сайте:
comments powered by HyperComments